По закону.ru

Юридическая консультация и новости законодательства
Телефоны для консультации:
Москва: 8 (499) 350-80-35
Россия: 8 (800) 511-32-35

Закон о многомиллиардных валютных резервах спрятали от думской оппозиции

11.03.2013
В среду в Госдуме прошли слушания по правительственному проекту закона о создании Росфинагенства, которое должно управлять резервами и долгами страны. Замминистра финансов Сергей Сторчак, представлявший депутатам проект, не слишком активно дискутировал с представителями парламентской оппозиции, выступавших с взаимоисключающими идеями: отказаться от создания Росфинагентства вовсе или, наоборот, наделить его функциями по инвестированию средств резервных фондов в инфраструктурные и другие важные проекты для ускорения экономического роста. Сторчак пытался объяснить депутатам, что попытка распределять государственные деньги из одного центра противоречит мнению граждан страны, высказавшихся на выборах за "функционирование экономики на рыночных принципах". Все замечания, которые высказывались в адрес подготовленного Минфином законопроекта о Росфинагентстве, по словам Сторчака, учтены в поправках, подготовленных главой думского комитета по бюджету и налогам Андреем Макаровым. Его замминистра назвал соавтором законопроекта. Макаров попросил не говорить о соавторстве, так как "за совершенное группой дают больше". В кулуарах он показал журналистам, фактически, новую редакцию законопроекта. Даже название будет совсем другим - "Об особенностях управления средствами Резервного фонда, ФНБ и государственным долгом". Правительственный законопроект о создании Российского финансового агентства для управления средствами Резервного фонда и Фонда национального благосостояния (ФНБ), а также для работы с государственными долговыми ценными бумагами был принят Госдумой в первом чтении 25 января. Второе чтение намечено на март. Еще перед первым чтением концепция законопроекта подверглась резкой критике в профильном комитете Госдумы по бюджету и налогам. Особое неприятие вызывал предполагаемый статус Росфинагентства. Минфин полагает, что для эффективной работы на финансовом рынке эта организация должна иметь статус открытого акционерного общества (ОАО). Депутатов настораживает передача средств суверенных фондов в управление фактически коммерческой организации. О сути предлагаемых поправок Макаров говорить отказался. По его словам, они учитывают все те замечания, которые были ранее высказаны его комитетом. Но текст поправок будет официально внесен в Госдуму, по словам депутата, в самый последний момент. Делается это для того, чтобы оппозиция "не занималась бесплодной критикой", а представила свой вариант поправок. Срок их внесения Макаров намерен рекомендовать Совету Госдумы продлить на десять дней - до 20 марта. Депутаты уверены, что значительная часть вопросов, которые законопроект дает право решать правительству, должны быть прописаны непосредственно в законе: порядок формирования уставного капитала, наблюдательного совета, обязанности организации по договору, формирование инвестиционной декларации Росфинагентства, объем средств ФНБ, которые выделяются в доверительное управление, перечень и порядок возмещения расходов, вопрос о вознаграждении руководству агентства. Предполагалось, что на первом этапе Росфинагентство получит в управление не более 10% средств ФНБ. Борис Кашин, депутат Госдумы (КПРФ) "Все более актуальным становится вопрос об ответственности. Положение становится все сложнее. Очередной "панамы" общество нам не простит. Инвестировать средства Резервного фонда и ФНБ на фондовом рынке в "голубые фишки" - абсурдное с экономической точки зрение решение. Аналогичные действия в 2008-2009 году были официально признаны ошибкой. Замминистра финансов Моисеев говорил, что об этом речи не идет, однако Сторчак этого не исключает. Президента вводят в заблуждение, когда уверяют, что деньги пойдут в окупаемые инфраструктурные проекты. У нас нет ни механизмов, ни кадров, чтобы такие проекты реализовывать. Деньги просто пойдут на фондовый рынок кормить наших олигархов. Если Внешэкономбанк, как структура, занятая управлением государственными инвестициями, плохо работает, давайте его менять, реформировать, закрывать, а не создавать новые структуры". Игорь Руденский, председатель комитета Госдумы по экономической политике ("Единая Россия") "Речь идет примерно о 12 трлн руб., которыми потенциально может управлять Минфин. Сегодня размещение этих средств происходит под 1-2% годовых. И доходность никак не может быть выше. Мы категорически против эффективного управления, предполагающего более высокую доходность. Это значит, что средства будут размещаться на 5-8 лет, в более рискованных бумагах. А это государственные, народные деньги, которыми нельзя рисковать. Они в любой момент нам могут понадобиться в кризисной ситуации. Арабские суверенные фонды в кризис потеряли порядка $200 млрд, пытаясь управлять своими резервами, привлекая не худших в мире специалистов. После этого наш Минфин предлагает привлечь зарубежного специалиста, который вдруг нам даст рецепт, как инвестировать эти средства более эффективно. Понятно, что товарищ Акерманн (Йозеф Акерманн - бывший гендиректор Deutsche Bank; в прошлом году в прессе были сообщения, что его кандидатура рассматривается на пост председателя совета директоров Росфинагентства - "Финмаркет"), какой бы не был он прекрасный специалист в финансовых делах, все равно будет ориентирован на Запад, будет делать все, что от него требуют западные компании и инвесторы, которые убеждают инвестировать в зарубежные активы. Нам нельзя инвестировать ни в какие зарубежные активы. Нам надо все вкладывать в развитие собственной экономики: в ипотеку, в модернизацию инфраструктуры, предприятий. Все средства должны размещаться под контролем Счетной палаты и Госдумы. В законопроекте не прописан принцип возвратности и сохранности средств, переданных Росфинагентству в управление. Мы вводим в экономику ничем необеспеченные деньги: в случае кризиса мы просто лишимся этих средств. Надо создать агентство в виде госструктуры в подчинении Минфина или Казначейства". Антон Ищенко, депутат Госдумы (ЛДПР) "Фракция ЛДПР категорически против этого законопроекта: Не согласны с организационной формой ОАО; это должно быть ФГУП, все имущество и доходы которого принадлежат государству; Наблюдательный совет - треть от Госдумы, треть от Совета федерации, и треть - от правительства; руководитель должен утверждаться Госдумой по представлению правительства; Нет никакого запрета на размещение средств в офшорных юрисдикциях и в акции компаний, которые зарегистрированы в офшорных зонах. В финансово-экономическом обосновании законопроекта написано, что расходы на функционирование агентства составят 1,5 млрд руб. в год, рост доходов от управления суверенными фондами на 2 млрд руб. в год. Лучше дать деньги резервных фондов регионам под 2,75% годовых, чтобы они могли вложить их в инфраструктурные проекты и другие планы развития. Сейчас же субъекты федерации для покрытия дефицита своих бюджетов вынуждены брать кредиты в коммерческих банках, отдавая им ежегодно до 120 млрд руб. процентов". Оксана Дмитриева, первый заместитель председателя комитета Госдумы по бюджету и налогам ("Справедливая Россия") "Наша фракция категорически против создания Росфинагентства в любой форме. Мы за то, чтобы отказаться от дальнейшего пополнения суверенных фондов, отменить бюджетное правило, а все сверхдоходы от углеводородов направить на бюджетные расходы. Деньги Росфинагентства - это профицит бюджета. К его появлению приводит либо избыточная налоговая нагрузка, либо недофинансирование социальной сферы. Резервный фонд как способ стерилизации избыточной денежной массы абсолютно опровергается тем, что за период его существования госдолг был снижен на $60 млрд, а внешний частный долг вырос на $350 млрд. С точки зрения влияния на денежное обращение, на приток денег - это одно и тоже. Стерилизации денежной массы это даже гипотетически не дало. Идея денег на "черный день" тоже легко опровергается, так как во время финансирования дефицита бюджета в 2009-2010 годах у нас не было никакого сокращения золотовалютных резервов. А сокращались они тогда, когда у нас был самый большой профицит бюджета в 2008 году, и эти резервы использовались для удержания валютного курса рубля. Самый эффективный способ использования денег, чтобы они не лежали мертвым грузом - вкладывать их в развитие собственной экономики, и тогда они будут расти такими же темпами, как национальный ВВП. Как агентство может повысить доходность вложений резервных средств, если разрешенные для инвестирования активы абсолютно те же самые, как и сейчас для ФНБ? Только предполагается, что деньги будут вкладывать профессионалы, а значит, сейчас вкладывают непрофессионалы. У нас предлагается деньги бюджета положить в ФНБ, тот отдаст деньги Росфинагентству, затем создаются инфраструктурные организации, которые сами выпускают облигации. Их и будет приобретать Росфинагентство. То есть, давать деньги в долг. Приобретать услуги этих инфраструктурных компаний будет тот же бюджет; он заплатит доходность Росфинагентству, которое хоть что-то потом вернет в бюджет. Это дорогой кругооборот средств, где не понятно, кто кому платит. Вряд ли это обернется появлением каких-то инфраструктурных объектов. Покупка "голубых фишек" - это акции "Газпрома", "Роснефти", "Лукойла". То есть, средства, которые у них будут изыматься в виде налогов, им же и вернут. Самый эффективный способ управления долгом и суверенными фондами - не занимать и не вкладывать, отказаться от того и другого. У нас в последние два года прирост госдолга составил 2 трлн руб. и прирост Резервного фонда - тоже 2 трлн руб. В результате этой чудной операции расходы на обслуживание госдолга в прошлом году составили 320 млрд, а доходы от вложения средств Резервного фонда - 32 млрд руб. Росфинагентство - совершенно бессмысленная организация, которая запутывает ранее сделанные ошибки". Валерий Горегляд, зампредседателя Счетной палаты РФ "Счетная палата всегда критиковала правительство за консервативность управления резервными фондами. Но резервные накопления - это часть суверенитета страны, и передавать его в управление другим организациям надо осторожно. Предложенные правительством решение находится в русле международной практики. Но с учетом кризиса в мире нет ни одного абсолютно позитивного опыта. В целом правильны разговоры о том, что надо активнее использовать средства на строительство различного рода инфраструктурных проектов, развития промышленности. Но у нас до сих пор нет цельной промышленной политики, долгосрочной экономической политики, большое количество различных стратегий не ложатся в основу конкретных действий правительства. Поэтому говорить, что именно на эти цели мы сегодня можем тратить значительные средства, преждевременно. Пока реально стоит вопрос сохранности и доходности государственных резервов. Немало примеров, когда избыточные ресурсы, использованные внутри экономики, давали негативный результат. Этого желательно избежать". Сергей Швецов, зампредседателя Центробанка "Закон не про использование средств резервных фондов, а про их инвестирование. Фонды появились в 2004 году, когда было введено прогрессивное налогообложение нефтяных компаний с изъятием выручки, связанной с конъюнктурой, а не эффективностью работы этих компаний. Средства изымались из бюджета, экономика не получала излишнюю подпитку, что позволяло удерживать инфляцию на приемлемых уровнях. Также создавался спрос на валюту, которая поступала на рынок. Отчасти это позволило преодолеть симптомы "голландской болезни". Но оказалось, что шаги по повышению планки цены на нефть, которая делила используемую и неиспользуемую части нефтяных доходов, были слишком быстрыми. Наши аппетиты по использованию оказались слишком высокими. В итоге "голландская болезнь" проявилась в полный рост: мы видим российскую экономику недиверсифицированной, с достаточно высокой инфляцией. Мы пожинаем плоды неправильного поведения во все последние годы. Но в результате появилась возможность накопить большие средства. Резервный фонд очень похож на те цели, которые преследует Банк России, храня золотовалютные резервы: это ликвидность, которая может быть быстро использована на оперативные нужды государства, для затыкания дыр в бюджете. Если теперь этим же самым будет заниматься Росфинагентство, то его инвестиционная декларация, инвестиционный горизонт и уровень ликвидности и сохранности будет примерно таким же, (как у ЦБ - "Финмаркет"). Для инвестирования средств ФНБ подходит иной инвестиционный горизонт и инструментарий, включая не только рынок облигаций, но и акций. Это связано с тем, что за счет более эффективного инвестирования этих средств предполагается решать будущие задачи - будущий дефицит бюджета или пенсионные проблемы. Российская экономика имеет дефицит не денежного предложения, а крайне низкую безработицу, инфраструктурные ограничения, достаточно высокую инфляцию, которая не позволяет ставкам опускаться. Серьезное привлечение ресурсов ФНБ на внутренний рынок способно только увеличить инфляцию, а другие факторы производства у нас отсутствуют. Еще до кризиса 2008 года было решено, что Банк России не формирует внутренние компетенции для предоставления услуг правительству по размещению средств ФНБ. Внешэкономбанк - это больше про использование средств. Поэтому возникла идея создать отдельное ведомство исключительно для инвестирования средств. Оптимальным решением для определения инвестиционной декларации могло бы быть сочетание Наблюдательного совета, состоящего из высокопоставленных представителей органов власти, и консультационного совета, состоящего из специалистов, обладающих соответствующей компетенцией по инвестированию средств. Насчет того, что агентство может быть приватизировано, можно воспользоваться опытом закона о Банке России, где есть четкий порядок приватизации Сбербанка. Аналогичным образом можно было внести в него запрет на отчуждение акций Росфинагентства, сняв все опасения, что оно может быть приватизировано по непрозрачной схеме". Сергей Сторчак, замминистра финансов "Мы попытаемся снять те опасения, которые возникают у депутатов и общественности в связи с нашими замыслами повышения эффективности управления ресурсами, накопленными в резервных фондах. Тратить их надо очень разумно, не разгоняя инфляцию и не создавая долгостроев. Структурные реформы в нашей стране продвигаются очень тяжело, и нефтегазовый сектор давит на все остальные сектора экономики. Если мы желаем вернуться к центральному планированию и из одного места, может быть даже этого, распределять ресурсы - это другая политическая линия. Это не реально. Пока избиратель поддержал курс президента на развитие рыночных отношений, всемерное поощрение частной инициативы. Инвестируем мы средства через федеральный бюджет, через госпрограммы. Это работа депутатов вместе с правительством. Для профессионального управления накопленным нужны профессионалы-финансисты, а не чиновники. Чиновник на рынке работать не сможет. Никто из сидящих в зале с аппендицитом не пойдет к врачу-чиновнику из Минздрава. Пойдут к практикам. Мы услышали критику, связанную со статусом ОАО. Найти приемлемое решение не так просто. Жалко, что потенциала для решения этой задачи пока нам не хватает. Дополнительные выводы сделает наш уже соавтор - Андрей Макаров". Андрей Макаров, председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам "За совершенное в группе дают больше. Если можно, лучше без соавторства. Никто не хочет управлять из одного места. Но и через одно место никто не хочет управлять. Описания этого места в законе не найти. Президент сказал, что одна из целей создания Росфинагентства - выделение 100 млрд руб. из ФНБ на инфраструктурные проекты. Я не уверен, что для этого надо создавать агентство, но такова поставленная задача. Ни о каком уменьшении доли государства в агентстве речи быть не может. Закон должен быть коренным образом переработан. Мой вариант поправок готов. Он включает результаты совместной работы руководителей многих комитетов, депутатов, Главного правового управления президента, правительства. Я предлагаю сделать этот документ законом "Об особенностях управления средствами Резервного фонда, ФНБ и госдолгом". Свой вариант поправок я внесу в 18.00 последнего дня, когда можно вносить поправки. Интересно посмотреть, что внесут через неделю основные критики закона". http://www.finmarket.ru/z/nws/hotnews.asp?id=3252716