По закону.ru

Юридическая консультация и новости законодательства
Телефоны для консультации:
Москва: 8 (499) 112-30-06
СПб: 8 (812) 409-43-23

Юрист: Киреев - хозяин процессуальных прав, но не личных

5.08.2011
Распорядок судебного заседания - полностью судейская вотчина, однако председательствующий должен учитывать не только процессуальные, но и личные права и свободы участвующих лиц, а если этого не происходит, участники процесса вполне могут обращаться к судье с требованием объявить перерыв. Так прокомментировал УНИАН режим проведения судебных заседаний по «газовому делу» против Юлии ТИМОШЕНКО адвокат адвокатской фирмы «Грамацкий и партнеры» Андрей ТРЕМБИЧ, отвечая на вопрос, насколько обоснованно проведение заседаний по нескольку часов без «технических» перерывов и полноценного перерыва на обед, насколько в этой ситуации соблюдаются права журналистов, а заодно и участников процесса. По словам А.ТРЕМБИЧА, председательствующий (в данном случае - судья Родион КИРЕЕВ - УНИАН) руководит судебным заседанием, обеспечивая реализацию сторонами своих прав (ч.1 ст. 260 Уголовно-процессуального кодекса), однако УПК не упоминает о таком праве участников процесса как право на отдых. Этот самый отдых упомянут только в ч.2 ст.257 УПК – как раз в контексте непрерывности процесса: судебное заседание по каждому делу проводится непрерывно, кроме времени, предназначенного для отдыха. Но время для отдыха (куда включаются не только перерывы между заседаниями, но и «технические» перерывы в течение одного заседания) «назначает» судья – по своему усмотрению, не спрашивая при этом мнения участников. Государственный обвинитель, как и защитник, и сама подсудимая (присутствующие в зале такого права, разумеется, лишены) вполне могут в ходе заседания заявлять устные и письменные ходатайства об объявлении перерыва для собственных личных нужд. Однако, добавляет адвокат, удовлетворение таких ходатайств находится полностью на усмотрении судьи - поэтому желудки всех участвующих и присутствующих в этом смысле крепко «привязаны» к одному единственному желудку – председательствующего судьи. В то же время, акцентирует А.ТРЕМБИЧ, процессуальный закон не ограничивает Ю.ТИМОШЕНКО и ее защитников в праве ходатайствовать перед судом об установлении некоего определенного (в т.ч. временного) распорядка слушаний по делу с заранее предусмотренными перерывами на отдых в течение дня. Аналогично: можно и нужно ходатайствовать о таких перерывах, когда в них возникает необходимость, а заранее назначенного перерыва нет. Впрочем, УПК ни прямо, ни косвенно не обязывает председательствующего судью ни такой порядок вообще устанавливать наперед, ни тем более – учитывать при этом позицию и мнение защиты, добавляет А.ТРЕМБИЧ. Юрист считает логичным в случае отказа в удовлетворении таких ходатайств (на основании ч. 2 ст. 260 УПК) вносить возражения на действия судьи, нарушающие права подсудимой (защитника), в протокол. Заявлять – возражать – требовать занести в протокол. В дальнейшем зафиксированные таким образом отказы суда в совокупности с другими доказательствами по делу о злоупотреблении служебными полномочиями могут сложить совершенно определенное впечатление препятствования защите в должном осуществлении своих прав, считает юрист. При этом А.ТРЕМБИЧ подчеркнул, что можно и шире посмотреть на проблему соблюдения прав, в частности, подсудимого. Поскольку, помимо предусмотренных УПК процессуальных прав у подсудимого, безусловно, остаются неотъемлемые фундаментальные («физические») права как личности, далеко не полный перечень которых закреплен международными актами, Конституцией и законами Украины. Отправление естественных потребностей (отдых, принятие пищи и др.) составляет основу природного бытия человека, и их ограничение во время проведения судебных процедур противоречит принципу верховенства права. Доведенное до своей крайности такое ограничение (по достижении условного «минимального уровня жестокости», – доктрина Европейского суда) может быть истолковано как «нечеловеческое или унижающее достоинство обращение» с подсудимой. Из практики сюда относятся и изнуряющие длительные допросы, другие следственные мероприятия, отмечает адвокат. Поэтому председательствующий, руководя судебным заседанием, должен учитывать не только процессуальные, но и личные права и свободы участвующих лиц, подчеркивает адвокат АФ «Грамацкий и партнеры». Адвокат также указывает, что не получится "связать" судью в длительности и режиме проведения судебных процедур также и внутренним трудовым распорядком суда. Поскольку КЗоТ и принятые на его основе Правила внутреннего трудового распорядка Печерского районного суда (утвержденные 4 апреля 2011 года), направлены на обеспечение трудовой дисциплины именно работников суда, т.е. в данной ситуации касаются только судьи Р.КИРЕЕВА и секретаря судебного заседания. Этими Правилами установлена пятидневная рабочая неделя с двумя выходными днями – субботой и воскресеньем (п. 5.1. Правил). Время начала и окончания ежедневной работы: с понедельника по четверг – с 9:00 до 18:00; в пятницу – с 8:00 до 15:45. Перерыв для отдыха и питания – с 13:00 до 13:45. А.ТРЕМБИЧ обращает внимание, что пунктом 5.3. предусмотрено ключевое правило, что работники используют время перерыва на свое усмотрение. Как видим, делает вывод юрист, судья Р.КИРЕЕВ вполне может использовать предусмотренное Правилами время для отдыха и питания по своему свободному усмотрению, в т.ч. посвятив его всецело проведению судебного заседания. На том же основании он не лишен возможности объявить перерыв в любое другое (удобное для него) время – продолжительностью не более (можно и менее) 45 минут. Таким образом, подытоживает юрист, права привлеченных к процессу лиц (включая Ю.ТИМОШЕНКО и присутствующих журналистов), вынужденно бьющих рекорды интеллектуального труда вместе с судьей, судебный распорядок не затрагивает. А.ТРЕМБИЧ также отмечает, что жаловаться на нарушение судьей Правил председателю суда не получится: председатель суда не уполномочен обязать судью-стахановца отдыхать и питаться в течение дня, поскольку такие указания могут быть расценены как вмешательство в ход процесса и влияние на судью. Справка УНИАН. Проведение заседаний по «газовому делу» в Печерском районном суде с самого первого дня отличалось условиями, приближенными к боевым. Напомним, что первое заседание - 24 июня - продолжалось с 9 утра до 18 вечера и проходило в условиях, которые иностранные представители назвали «нечеловеческими» - в зале на тот момент был только один кондиционер, а в помещение, рассчитанное на полсотни людей, набилось более полутораста. Заседание проходило в неимоверной жаре и духоте, и журналисты, и участники процесса, и депутаты работали в абсолютно мокрой от пота одежде, некоторые присутствующие не выдерживали и покидали зал. Однако председательствующий так и не принял решения отложить проведение заседания до установки еще одного кондиционера и создания нормальных условий работы. Под конец заседания (судя по видеозаписи последних минут заседания) плохо стало в том числе и самому судье Р.КИРЕЕВУ. Начиная со второго заседания, в зале поставили еще один кондиционер и температурный режим вроде бы наладился. Также стоит напомнить, что 25 июня судья оглашал результаты рассмотрения ходатайств в 22.40 вечера. Впоследствии, на этапе допроса свидетелей участники и присутствующие на процессе столкнулись с тем, что понятие о перерыве на обед или техническом перерыве в ходе заседания оказалось весьма условным. Объявлять перерывы либо «забывали» вообще, либо они объявлялись всего на 15-20 минут. В таком режиме идет вторая неделя работы, допрошено менее половины свидетелей. Так, 1 августа заседание суда началось в 10.00, с 10.50 до 11.20 - перерыв на рассмотрение ходатайств, с 11.20 до 15.20 - заседание, в т.ч. - с 11.30 - допрос Юрия ЕХАНУРОВА, с 15.20 до 15.40 - технический перерыв (адвокат Юрий СУХОВ попросил перерыв на прием лекарств), потом до 18.00 продолжался допрос свидетелей. Перерыва на обед не было вообще. Плюс ко всему, журналисты, вынужденные работать в Печерском суде в течение не менее 9 часов, отмечают, что в суде на всех просто не хватает туалетов. Проблема еще более обостряется в те дни, когда в Печерском суде одновременно слушается несколько резонансных дел. http://www.unian.net/rus/news/news-449425.html