По закону.ru

Юридическая консультация и новости законодательства
Телефоны для консультации:
Москва: 8 (499) 112-30-06
СПб: 8 (812) 409-43-23

Узбекистан: В Ташкенте обсудили вопросы развития судебно-правовой реформы

20.03.2010
4 марта в Ташкенте по инициативе Экспертной рабочей группы (ЭРГ) - аналитической организации, объединяющей независимых экспертов по правовым вопросам, - состоялась конференция «Перспективы развития судебно-правовой реформы в Республике Узбекистан». Независимые общественные объединения попытались наладить контакт с подконтрольными государству правовыми структурами. При этом состояние дел с соблюдением прав человека в Узбекистане было оценено участниками встречи неоднозначно. В конференции приняли участие действующие юристы республики и сотрудники посольств Великобритании, Чехии, Италии, США, Франции и Германии. Представители Палаты адвокатов Узбекистана и Аппарата Омбудсмена по ряду причин не смогли прибыть на это мероприятие. Организаторы отметили, что, являясь объединением независимых экспертов, ЭРГ «прилагает усилия для налаживания диалога и сотрудничества с правоохранительными органами, национальными институтами по правам человека и СМИ, ведет независимые наблюдения, проводит исследования деятельности соответствующих государственных органов по вопросам, включенным в тематику форума». На конференции прозвучали доклады адвокатов и правоведов, которые поделились своим видением ситуации и обратили внимание собравшихся на разрабатываемые в настоящее время законопроекты и изменения в судебно-правовой сфере. Участники конференции обсудили нынешнее состояние и перспективы либерализации системы национального уголовного судопроизводства, практику реализации механизма судебного санкционирования заключения под стражу, реформы института адвокатуры. Особое внимание было уделено практической реализации норм Уголовно-процессуального кодекса, введенных в Узбекистане в январе 2009 года и, по мнению экспертов, «расширяющих профессиональные права адвокатов, политические и правовые механизмы борьбы с пытками, роль медицинской службы в предотвращении пыток и жестокого обращения». Адвокаты и ученые-правоведы рассказали о современных механизмах разработки и принятия законодательных актов в области уголовного судопроизводства в Узбекистане, указали на «постепенное приближение национального законодательства страны к имеющимся международным стандартам». Хотя, по их оценкам, «национальные стандарты в сфере уголовного судопроизводства еще не полностью соответствуют международным, и, соответственно, нуждаются в дальнейшем улучшении». Далеко неоднозначно было оценено и реальное состояние дел с обеспечением прав человека в судебно-следственной и пенитенциарной системах Узбекистана. Высказывая официальную точку зрения, одна из действующих адвокатов отметила, что «в стране большое внимание уделяется вопросам защиты прав человека». Что «такие нововведения как, например, практика хабеас корпус, приближают нас к международным стандартам», и что «передача санкций на арест судам уже дает свои положительные результаты, а за все время применения этой практики не было выявлено ни одной проблемы». Особое внимание адвокат уделила вопросу о необходимости передачи судам больших полномочий, дабы избежать давления на них прокуратуры. Она сообщила, что эти и многие другие вопросы обсуждаются со специалистами-правоведами на кафедрах ряда учебных заведений. На вопрос координатора ЭРГ Сухробжона Исмоилова о возможном участии в таких обсуждениях не только официально зарегистрированных, но и не зарегистрированных правозащитных организаций, которые могли бы стать частью этого процесса, адвокат, повторив, что основное внимание в нашей стране уделяется защите прав человека, заметила, что, «возможно, совместная работа с такими организациями была бы полезна, и через них можно было бы довести до внимания общественности ряд вопросов». Говоря о нарушениях прав граждан, один из узбекских правозащитников рассказал о произволе, творящемся на пути из Хорезма в столицу. По его словам, предприниматели, проезжая через множество постов, зачастую лишаются своего товара – его просто конфискуют, а хозяева «должны сами без адвокатов защищать свой товар, притом, что все документы у них в порядке». Правозащитник высказал мнение, что на таких постах должны быть юристы, защищающие права простых граждан. Адвокат ответила ему, что «любой предприниматель должен знать о своих правах, и если у него отбирают товар, то он должен за него «сражаться». Она считает, что «наши таможенники просто так товар отбирать не будут, а могут позвонить куда следует и быстро решить все вопросы». Ее коллега добавила, что в Ташкенте распоряжением хокима (главы администрации) всем адвокатурам дана «нагрузка» по оказанию в махаллях (общинах) бесплатной юридической помощи и предоставлению консультаций всем нуждающимся в этом гражданам. - Думаю, что пострадавшим предпринимателям, приехав в Ташкент, просто нужно найти эти консультации, имеются у нас и юридические «клиники», которые оказывают такую помощь, телефоны можно найти в махаллинских комитетах, - сказала адвокат. Выступивший на конференции эксперт ЭРГ Вохид Каримов проанализировал роль независимой медицинской экспертизы в защите прав «подозреваемого, обвиняемого и осужденного», а также «предполагаемой жертвы пыток в уголовном судопроизводстве». Он ознакомил участников конференции с практическими методиками применения независимой медицинской экспертизы в уголовном судопроизводстве. На примере возглавляемого им медицинско-правового центра В.Каримов рассказал о направлениях работы по предотвращению пыток и насилия в местах заключения, по мониторингу пенитенциарных заведений и по выявлению случаев суицида среди женщин. Эксперт сообщил, что при участии юристов ЭРГ Центром было издано адаптированное к условиям страны «Руководство по судебно-медицинской экспертизе» для правозащитников Узбекистана. По его словам, практика показала, что многие правозащитники не знают элементарных норм и правил обращения в судебно-медицинские инстанции, то же касается подследственных и заключенных. Эксперт отметил наличие множества бюрократических проволочек, которые зачастую очень сложно обойти. - Разработанное нами руководство предлагает разные пути обхода этих «препятствий», – рассказывает Вохид Каримов. – Мы объясняем правозащитникам, что они имеют право на независимую экспертизу, объясняем как и в каком ракурсе должны заполняться документы, и так далее. При этом эксперт отметил, что правозащитнику не обязательно присутствовать на суде. Самое главное, по его словам, это «подготовленные правозащитником документы, подтверждающие, что по отношению к подсудимому применено жестокое обращение». В руководстве написано, что состояние здоровье человека (подсудимого) имеет право оценить дипломированный врач. В законодательстве есть специальный пункт, где указано, что каждый человек имеет право на платную независимую экспертизу состояния своего здоровья. При этом результаты независимой экспертизы имеют ту же силу, что и результаты судебной экспертизы, и в равной мере должны трактоваться судом. Вохид Каримов также отметил, что по закону независимые медицинские эксперты, заключившие договор с клиентом, имеют право доступа в пенитенциарные заведения. Другое дело, что многие этого не знают, а незнание законов, в свою очередь, порождает беззаконие. По его словам, раз в квартал представители Центра посещают расположенные в Бухарской области места заключения. Беседуя с осужденными, специалисты приходят к мнению, что в этих заведениях реформы работают и пытки нынче «не в моде» – все это уже в прошлом. Но нарушение прав заключенных все же имеет место. Дело в том, что большинство медиков, наблюдающих за здоровьем заключенных, не являются профессионалами своего дела. Из-за отсутствия в тюрьме «нормальных» больных медики могут «потерять» свою квалификацию всего лишь за два года работы в таком заведении. При этом работающие в колониях врачи раз в год проходят курсы по предотвращению пыток в пенитенциарных заведениях, после чего им выдают соответствующие сертификаты. В.Каримов также обратил внимание участников конференции на значительное увеличение количества случаев семейного насилия и суицида. Он сообщил, что информация об этом отправляется по инстанциям в Службу национальной безопасности, министерство внутренних дел и чрезвычайных ситуаций. Но, зачастую, в силу менталитета, жертвы отказываются письменно сообщать о насилии над ними и попытках суицида, и это, считает эксперт, тоже большая проблема. Дополняя выступление Вохида Каримова, координатор ЭРГ Сухробжон Исмоилов отметил, что администрации колоний должны привыкнуть к независимому мониторингу мест лишения свободы со стороны гражданского общества. Он выразил надежду, что это, в конце концов, приведет к росту прозрачности всей системы исполнения наказания в Узбекистане и поможет улучшению ситуации в пенитенциарных учреждениях. В 1995 году правительством Узбекистана было подписано шесть основных документов, которые изучаются комитетами ООН, и у властей есть определенные обязательства, по которым когда-то придется отчитываться, сказал С.Исмоилов. Говоря о политическом и правовом механизме борьбы с пытками, эксперт подчеркнул, что узбекские власти впервые публично заговорили о пытках, когда Узбекистан посетил Спецдокладчик ООН по вопросам применения пыток. Именно тогда, по словам С.Исмоилова, власти стали предпринимать какие-то меры, выдвигать планы в разных областях законодательной практики. В ответ на рекомендации Спецдокладчика ООН узбекским правительством был выдвинут принятый в 2004 году Национальный план действий, который, по мнению Исмоилова, «полон таких формальных мероприятий, как проведение круглых столов, изучение зарубежного опыта, приглашение зарубежных экспертов и прочее». Эксперт считает, что уже на этапе планирования правительство допустило несколько фундаментальных ошибок. Первая из них: к обсуждению этих планов не было приглашено гражданское общество. Вторая ошибка заключается в том, что для решения фундаментальных проблем план очень уж краткосрочен. Причем эта схема использовалась и в разработке плана борьбы с торговлей людьми, на что было отведено всего полтора года. Программа борьба с эксплуатацией детского труда, начатая в прошлом году, рассчитана всего на один год. То же касается и разработанного в прошлом году плана борьбы с коррупцией. Таким образом, правительство выбрало удобный для себя метод борьбы, проводя формальные мероприятия, по завершении которых рапортует об «успешном» решении тех или иных проблем, готовясь перейти к «решению» следующих, считает независимый эксперт. Третьей фундаментальной ошибкой, по мнению Исмоилова, является то, что в национальных планах не учитывался независимый мониторинговый механизм по оценке результатов их выполнения. Поэтому Национальный план действий, согласно которому была отменена смертная казнь и введена практика хабеас корпус, выполняется «половинчато» и требует улучшения и соответствия международным стандартам, чего в настоящее время пока не наблюдается. - Для гражданского общества, правозащитников и адвокатов, международных организаций и представителей западных государств Национальный план до сих пор не потерял свою актуальность, - говорит Сухробжон Исмоилов. – Мы должны работать в этом направлении и дальше, призывая правительство исполнять его, потому как в нем указаны вопросы и реформы, ожидающие своего решения. Одним их таких вопросов, по мнению Исмоилова, является возможность прямого и непосредственного применения международных норм в узбекских судах, чего пока нет в Узбекистане, хотя в каждом законе имеется ссылка на международное законодательство и говорится, что «в случае каких-либо разногласий приоритет остается за международными нормами». - Но когда адвокат пытается оперировать языком международного права, зачастую ни судья, ни прокурор этого «не понимают», - говорит Исмоилов. – Поэтому крайне необходимо добиваться прямого применения международных норм в узбекских судах. - Мы должны также учесть, что наша судебная система унаследовала многие черты советской системы, когда предварительное следствие основывается на поиске так называемой «объективной истины», что приводит к неоправданно долгим срокам лишения свободы во время предварительного следствия, - продолжает независимый эксперт. – Мы должны отказаться от такого советского «наследия», поскольку истина в рамках уголовного судопроизводства никогда не может быть максимально объективной и полной. Она должна быть «достаточной», чтобы признать человека виновным или невиновным. Это требование озвучено в уголовном кодексе. Многие рабочие моменты предварительного следствия, досудебного периода и самого судебного процесса основываются на недоступности документации для тех, кого это затрагивает в первую очередь, то есть для задержанных, подсудимых, их адвокатов. И все подобные документы, например, о содержании в СИЗО, порядке транспортировки подследственных в суд и обратно в изолятор и так далее, используются под грифом «для служебного пользования», что, по мнению независимых экспертов, также может являться причиной нарушения прав подследственных. Сухробжон Исмоилов обратил внимание на отсутствие независимых механизмов расследования обращений и жалоб объектов пыток, что было одной из главных рекомендаций Спецдокладчика, которую комитет ООН против пыток неоднократно адресовал узбекскому правительству. В ответ правительство Узбекистана разработало механизмы, которые практически не применяются. Одним из таких вновь созданных механизмов является Центральная комиссия по правам человека при МВД Узбекистана. Согласно специальной инструкции МВД, этот орган должен отслеживать и обобщать практику пыток, проводимую сотрудниками правоохранительных органов во время следствия, а также рассматривать жалобы пострадавших. Аналогичное управление по правам человека было создано и при Министерстве юстиции. - Любопытно, что такой механизм был создан в рамках Службы национальной безопасности, - замечает С.Исмоилов. – Согласно официальным отчетам правительства перед комитетом ООН в 2007 году, во все подразделения ведомства были разосланы телеграммы, в которых говорилось, что отныне за пытки, применяемые сотрудниками к подследственным, за своих подчиненных будут отвечать также и их начальники. Мы считаем, что должен быть создан независимый орган по расследованию фактов пыток. И в этом плане у гражданского общества есть возможность лоббировать присоединение узбекского правительства к факультативному протоколу Конвенции ООН против пыток, который предусматривает создание наднационального независимого органа по их расследованию. В заключение С.Исмоилов обратил внимание участников конференции на отсутствие «механизма реабилитации и компенсации» для жертв пыток. Он привел официальную статистику в отчете за 2008 год, согласно которой за период с 2003 по 2008 годы по Узбекистану во все ведомства (СНБ, МВД, прокуратура) поступило 1.744 обращения жертв пыток, и лишь по 38 из них были возбуждены уголовные дела, что составляет не более двух процентов. - Мы весьма скептически относимся к официальной статистике, но даже она говорит о мизерном количестве рассмотренных жалоб жертв пыток, что, в свою очередь, свидетельствует об отсутствии нормальной системы их реабилитации, - подчеркнул С.Исмоилов. Затрагивая аспекты взаимодействия со СМИ правозащитников и адвокатов для защиты прав предполагаемых жертв пыток, эксперты ЭРГ отметили, что журналисты являются важными «элементами» в вопросах борьбы против применения пыток. Как правило, информация, попадающая в печать, заставляет власти реагировать в той или иной мере, что иногда приводит к решению различных проблем. Правда, происходит это довольно редко, но все же происходит. Именно с этой точки зрения роль прессы в освещении ситуации с правами человека так же высока, как и деятельность правозащитных организаций, считают эксперты ЭРГ. Собирая информацию о нарушениях прав человека и публикуя ее, журналисты порой дают возможность вмешаться в ситуацию влиятельным западным институтам, добрые отношения с которыми важны для властей. Эксперты ЭРГ отмечают, что привлечение независимой прессы «создает резонанс в силовых структурах, где используются пытки, поскольку руководство этих структур понимает, что их деятельность находится под пристальным вниманием мировой общественности». В то же время в Узбекистане сложилась ситуация, когда для объективного освещения событий в области прав человека основными источниками информации независимых журналистов были и остаются правозащитники и неправительственные правозащитные организации. Не менее важными источниками правдивой информации становятся и близкие родственники жертв пыток или их адвокаты. Но государственные органы, ответственные за соблюдение и уважение прав человека, давно «забыли» о своих обязанностях и потому связь с прессой для них не совсем приятное дело, считают эксперты ЭРГ. Между тем, именно широкая огласка помогла сестрам Соатовым оказаться в центре внимания ООН и ее представителей по вопросам пыток; она же стала причиной привлечения в прошлом году четверых сотрудников Ангренской милиции к ответственности за применение пыток. Остается добавить, что Экспертная рабочая группа намерена и впредь продолжать проведение подобных мероприятий. Сейчас эксперты готовятся к новой конференции - по вопросам борьбы с торговлей людьми и трудовой миграции в Узбекистане. http://www.ferghana.ru/article.php?id=6495