По закону.ru

Юридическая консультация и новости законодательства
Телефоны для консультации:
Москва: 8 (499) 112-30-06
СПб: 8 (812) 409-43-23

Проверка на вшивость, или Почему пропал Василий Климентьев?

31.08.2010
В Харькове ушел из дома и не вернулся главный редактор газеты «Новый стиль» Василий Климентьев. Только сейчас, когда пошла третья неделя со дня его исчезновения, правоохранители назвали наиболее вероятной версией убийство, связанное с профессиональной деятельностью. Хотя еще 15 августа было возбуждено уголовное дело по ст. 115 УК — умышленное убийство. Имя Василия Климентьева стало известно широкой публике после его исчезновения. Так же, как и название газеты, учредителем и главредом которой он был, хотя свидетельство о регистрации «Нового стиля» датируется ноябрем 2004-го. Она не продавалась в киосках и на лотках. Ее не распространяли по подписке. В редакции работали три человека. Юридическим адресом был домашний адрес Климентьева. Но люди в погонах и в мантиях знали и Климентьева, и его детище. Они (в том числе такие высокопоставленные лица, как глава областной налоговой Станислав Денисюк, заместитель прокурора области Сергей Хачатрян, судья Владимир Плетнев) были главными «героями» его публикаций, которые сам Климентьев определял как журналистские антикоррупционные расследования. За чей счет существовал «Новый стиль»? «Тираж газеты плавающий. Иногда, если резонансная публикация, он может быть и 5 тысяч, иногда и 3 тысячи. Все это зависит от финансов. Стабильного финансирования у газеты нет. Боятся. Василий Петрович не раз пытался обратиться к распространителям — она бы шла. Но все делается для того, чтобы такая газета не нашла распространения среди харьковчан, — рассказывает Петр Матвиенко, заместитель Климентьева. — На какие деньги издавалась? Стартовый капитал — на пенсию Василия Петровича. И потом, «наезжают» у нас не только на бабушек, но и на бизнесменов, конечно. Приезжает какой-нибудь бизнесмен, говорит, мол, так и так, отнимают у нас бизнес. Василий Петрович подключается, помогает. Тот спрашивает, чем вас отблагодарить. Проплатите тираж в типографию или приобретите газету, распространите среди ваших знакомых, друзей — вот и будет ваша благодарность». Матвиенко рассказывает, что Климентьев получал анонимные угрозы с тех пор, как начал выходить «Новый стиль», а в 2008-м за главредом даже вели слежку. Последние полгода, по словам Матвиенко, Климентьев не выходил из дома один. Матвиенко убежден: виновных в исчезновении (убийстве) главного редактора «Нового стиля» следует искать среди тех, о ком он писал. Вопрос только в том, кому именно из них это было выгодно. «Если бы я мог ответить на этот вопрос, то тогда нужно было бы расформировать все УВД и оставить одного Матвиенко. Единственное, что я могу сказать, — исчезновение или убийство Климентьева связано с его профессиональной деятельностью и выгодно оно тем, кто боялся, что негативная информация о них станет достоянием харьковчан благодаря Василию Петровичу», — говорит Матвиенко. В то же время он весьма скептически относится к поискам тела, пропавшего на дне Печенежского водохранилища, на берегу которого находится дом Станислава Денисюка. Этот дом Матвиенко с Климентьевым ездили фотографировать незадолго до исчезновения последнего. Через неделю после того, как Климентьев ушел и не вернулся, в лодке на Печенежском водохранилище нашли его телефон и ключи. «Это скорее попытка ввести в заблуждение общественность, чем милицию». Петр Матвиенко, зам. гл. редактора «Нового стиля». 19 августа 2010 г. По официальной версии, телефон в лодке нашел парень, один из местных жителей. Достал из него сим-карту, вставил в свой телефон. Брату Климентьева пришла эсэмэска, что он появился в сети. Он позвонил, парень взял трубку и рассказал о находке. На место выехала милиция. Версия, мягко говоря, вызывает больше вопросов, чем ответов. Почему человек заинтересовался не телефоном, а симкой? Как угадал пин-код? Почему взял трубку, когда зазвонил его телефон с чужой симкой? «Чудес не бывает! Как мог телефон, который неделю молчал, вдруг включиться? К тому же подросток, нашедший телефон, не стал бы отвечать на звонок, а выключил мобильный и вынул сим-карту. Я уверен, что кто-то подбросил туда телефон, чтобы направить следствие в неверное русло. Этот человек и похитил Климентьева», — заявил Матвиенко. «Он нашел этот телефон замоченный, вытащил сим-карту, протер и вставил в свой телефон. И она заработала. Не нарушена была сама микросхема, которая дает возможность работы сим-карты. Пин-код на сегодняшний день, если нули стоят или единицы, это не проблема, чтобы включить. Это если будет серьезный код стоять, тогда нужно особые знания и умения проявить», — пытался объяснить труднообъяснимое замминистра внутренних дел Леонид Зима, приехавший в Харьков по поручению министра Могилева контролировать работу правоохранителей. Правда, при этом он признал, что версия ложного следа имеет право на существование. По состоянию на четверг водолазы обследовали 20% дна Печенежского водохранилища. Безрезультатно. В милиции признают: маловероятно, что тело Климентьева там. Но поиски продолжают. «Давайте мы сначала его не хоронить, это я вам из опыта говорю, товарищи журналисты, как начальник УВД. Знаете, есть пословица: нет трупа — нет преступления. Давайте мы надеяться, что он жив-здоров и по каким-то причинам отсутствует, и мы его разыщем живым-здоровым и будет все хорошо». Михаил Мартынов, начальник ГУ МВДУ в Харьковской области. 21 августа 2010 г. Это заявление прозвучало на брифинге, на следующий день после того, как Виктор Янукович встретился с Анатолием Могилевым и Александром Медведько и заявил, что «правоохранительные органы Харьковской области и всей Украины должны сделать все возможное и невозможное для того, чтобы найти журналиста». К прессе — вопреки обыкновению — вышли «звездным составом»: первые лица областной прокуратуры, милиции и управления СБУ плюс приехавшие из Киева замминистра внутренних дел Зима и замначальника главного управления Генеральной прокуратуры Юрий Демин. Конкретики участники брифинга старались избегать, ссылаясь на тайну следствия. Вот краткое содержание сказанного. Мы делаем все, что можем. Количество версий растет по мере поступления новых данных: было шесть, стало десять. Все равноценны, все прорабатываются. Связанная с профессиональной деятельностью среди них есть, но не основная. Возможно, Климентьев в другом регионе. Возможно, покинул территорию Украины. Возможно, произошел несчастный случай. Вероятно, Климентьев убит. Но хотелось бы, чтобы он был жив. Дело по статье «убийство» возбуждено, чтобы получить больше возможностей для проведения оперативно-следственных мероприятий. Возможно, Климентьев просто проводит журналистское расследование и не афиширует свое местонахождение. Версия, что он скрылся, чтобы дискредитировать кого-то из своих «героев», пока не рассматривается. Но эти «герои» обязательно будут допрошены. «То ли Денисюк, то ли Хачатрян, то ли еще кто-то из сотрудников правоохранительных органов. Они будут опрошены, допрошены, и естественно, эта версия будет отработана. Но я только могу дополнить, с разрешения моих коллег, вы учитывайте круг общения журналиста. У него были контакты как с правоохранительными органами, так и с людьми, которые уже понесли какое-то административно-уголовное наказание. У него были взаимоотношения как с адвокатами, так и с людьми, которые к нему обращались за помощью. У него были контакты — я не говорю на бытовой почве — с соседями, знакомыми, с близкими и так далее. Версий очень много», — сказал Демин. Не прошло и недели, как количество версий опять сократилось до шести, а наиболее вероятной из них стало убийство, связанное с профессиональной деятельностью. «Самая вероятная версия — убийство, связанное с профессиональной деятельностью журналиста. И не из мести, а возможно, с целью предотвратить публикацию каких-то компрометирующих сведений». Александр Баранник, начальник Харьковского городского управления милиции. 26 августа 2010 г. По словам Баранника, следствие исключило версию о том, что Климентьев находится за пределами Украины. Не подтвердилась и версия о том, что он мог погибнуть в ДТП. Несчастный случай маловероятен. Проверяются факты, изложенные в публикациях Климентьева. По одному из них, связанному с бывшим сотрудником правоохранительных органов, возбуждено уголовное дело. Подробности — тайна следствия. Первоначальная информация о том, что в день исчезновения Климентьев уехал из дома с человеком на серебристом BMW, не подтвердилась. «Он выходил из дома один, около 8 часов утра... Мы изъяли видео со всех прилегающих видеокамер в районе его местожительства, и нами не установлен факт, что он садился в какую-либо машину», — сказал Баранник. Но при этом начальник городского УВД не исключает возможности инсценировки похищения или убийства журналиста. Сергей Ермаков, занимающийся расследованием, как и Климентьев, склонен считать его исчезновение «спектаклем». Во всяком случае, по мнению Ермакова, говорить об убийстве пока преждевременно. «Если говорить об убийстве, должен быть труп. Трупа на сегодняшний день нет, найден только телефон. Да и то, как-то странно найден. Моя собственная версия, что происходит некий спектакль…» Сергей Ермаков, корреспондент «Украины криминальной». На мысли о «спектакле», по словам Сергея Ермакова, его наводит и отсутствие тела, и история с телефоном, найденным как по заказу неподалеку от дома Денисюка, и «великозвездный десант из Киева», и нехарактерная, с точки зрения Ермакова, озабоченность первых лиц ходом расследования этого дела. «Климентьев писал о Денисюке более 10 лет. С чего бы это вдруг Денисюк прозрел и убил его возле своего дома, да еще и подбросил телефон? С другой стороны, наличие великозвездного десанта из Киева меня тоже на оптимистические мысли никак не наводит… Это логично, только если появились интересы у самих чиновников, кто-то из начальников смотрит, кого бы из подчиненных сделать ответственным за все это и быстренько уволить, а кто-то протыкает в погонах новые дырки под звезды. Тогда получается, что сам центр игры находится не в Харькове, а в Киеве», — объясняет свою позицию Ермаков. * * * Если версия об убийстве, связанном с профессиональной деятельностью, подтвердится, можно будет говорить о качественном ухудшении ситуации со свободой слова в Харькове. До сих пор люди, облеченные властью и наделенные полномочиями, предпочитали либо игнорировать журналистов, задающих неудобные вопросы и пишущих нелицеприятные материалы, либо откровенно хамить им, уходя таким образом от ответа по сути. Журналистам могли помешать снимать, повредить аппаратуру, толкнуть их самих, даже побить — но не убить. И еще. Сегодня озабоченность делом Климентьева не высказал только ленивый. Оно на личном контроле у министра внутренних дел и генпрокурора, у губернатора Харьковщины и президента Украины. Анатолий Могилев заявил, что расследованием будет заниматься центральный аппарат, «чтобы исключить всякую утечку информации», поскольку к исчезновению журналиста могут быть причастны сотрудники правоохранительных органов, бывшие или действующие. Но будет ли дело действительно раскрыто? Не на словах и не для галочки? Найдут ли настоящих заказчиков убийства — если это убийство, доведут ли дело до суда и приговора? Ответов на эти вопросы нет. Пока. Но именно эти ответы, а не заявления и выступления имеют значение. Именно они — истинная цена личного контроля министра, генпрокурора, губернатора и президента. Если угодно — проверка на вшивость. http://www.zn.ua/1000/1550/70293/