По закону.ru

Юридическая консультация и новости законодательства
Телефоны для консультации:
Москва: 8 (499) 112-30-06
СПб: 8 (812) 409-43-23

Правосудие или смертельный удар по Ливану?

28.11.2010
Ливан - в ожидании обвинительного заключения, которое в ближайшее время должен вынести поддерживаемый ООН Специальный трибунал по Ливану (СТЛ), ведущий расследование совершенного в 2005 году убийства бывшего премьер-министра Рафика Харири. На фоне циркулирующих спекулятивных слухов растет напряженность, страна раскололась на два предсказуемых лагеря - тех, кто считает, что СТЛ является "израильским проектом", призванным уничтожить главного врага Израиля в регионе – ливанское движение сопротивления "Хезболла", и тех, кто поддерживает трибунал. Возможно, также в надежде на то, что он укротит непрерывно растущую силу "Хезболла" и ее союзников в регионе. На саму жертву убийства и еще 22 человек, погибших вместе с ним пять лет назад в результате мощного взрыва, никто, похоже, не обращает особого внимания. Может быть, потому, что за десятилетия гражданской войны, вторжений и оккупации Ливан видел слишком много убийств. Ну, еще одно, и что с того? И почему, собственно, этому нужно придавать большее значение, чем другим? Совершенно верно. Убийство этого ливанца символизирует гораздо большее - часто говорят, что Харири стал "более великим" после смерти, нежели при жизни. Назвав в статье, опубликованной в мае 2009 года в журнале “Der Spiegel”, главными виновниками убийства членов "Хезболла", расследование СТЛ обозначило два «блока» ближневосточного политического, а возможно, и военного противостояния. Длившееся три года расследование, которое, казалось, было полностью сфокусировано на Сирии, в начале 2009 года было отброшено в сторону, и лазерный прицел СТЛ был перенацелен на "Хезболла". По мнению многих, оппортунистически, так как Сирия, в отличие от ее друзей в регионе – Ирана, «Хезболла» и ХАМАС, стала предметом ухаживания со стороны западных правительств на самом высоком уровне. Тем временем, оказалось, что три года расследований были ошеломляюще непродуктивны,. Сирийский след был, похоже, основан исключительно на ложных показаниях дискредитировавших себя свидетелей. Ни одного, ни двух, а более десяти "ложных свидетелей". "Западно-американо-израильский заговор”, закричала половина ливанского политического спектра, требуя прекратить махинации СТЛ. Примерное и активное до сих пор сотрудничество сирийских и ливанских властей с СТЛ резко прекратилось. Произошло это после того, как появились вопросы, подозрения и обвинения. Как быть с этими лжесвидетелями? Как насчет того из них, который словно призрак исчез во Франции и был там взят под защиту? Как насчет содержащегося в тюрьме боевика "Аль-Каиды", который уже признались в преступлении? Повороты и хитросплетения в этом заговоре просто поразительны. Вот некоторые примеры. Генерал Незадолго до того, как следственная Комиссия ООН превратилась в 2009 году в "Трибунал", она распорядилась освободить из тюрьмы четырех ливанских генералов, которые были арестованы вскоре после убийства Харири по подозрению в причастности к нему. Ни обвинений, ни доказательств их причастности к преступлению им никогда предоставлено не было. На одного из них, генерала Джамиля эль-Сайеда (Jamil el-Sayyed),, бывшего главу службы общей безопасности и союзника Сирии якобы вышел высокопоставленный сотрудник Комиссии Герхардт Леман (Gerhardt Lehman) и попросил его предложить сделку президенту Сирии Башару Асаду. "Предложение", которое, как утверждает Эль- Сайед, Леман сделал ему от имени главы Комиссии Детлефа Мелиса (Detlev Mehlis), содержало конкретное требование того, чтобы Асад выдал "ценную сирийскую "жертву", которая признается в совершении преступления по личным или финансовым мотивам. Позже эта жертва будет - для удобства - найдена мертвой, а Комиссия пойдет на сделку с сирийским режимом по типу той, которая была заключена с ливийским лидеров Каддафи по делу “Локерби". Позже Эль-Сайеда предупредили, что невыполнение с его стороны этой просьбы приведет к тому, что "жертвой" станет он сам. У Эль-Сайеда хватило предусмотрительности записать некоторые из его телефонных разговоров с Леманом на пленку. Три из них он послал в следственную Комиссию. Больше он об этом ничего не слышал. Дополнительная информация или оригиналы лент также никогда Комиссией не запрашивались. Но вскоре после этого Леман и вся его команда были заменены, предположительно, из-за фиаско с "лжесвидетелями". Игроки сменились, но Эль-Сайед по-прежнему оставался в тюрьме. Сегодня, выйдя на свободу, возмущенный всей этой несправедливостью Эль-Сайед начал правовую тяжбу с СТЛ, требуя выдать ему его "файл", с тем, чтобы он мог привлечь к суду лжесвидетелей и других лиц, которые выступили в 2005 году с доказательствами его вины. Глава СТЛ, прокурор Даниэль Бельмар (Daniel Bellemare) противился этому всеми силами, однако в последнее время юридическое противостояние двух сторон выглядит так, что Эль-Сайед вскоре получит свой файл. Это дело привело в последние несколько недель к расколу ливанского правительства. Эль-Сайед хочет прямо сейчас привлечь к суду лжесвидетелей, среди которых некоторые ливанские судьи и несколько бывших сотрудников СТЛ. Сторонники Трибунала в правительстве хотят сначала дождаться решения СТЛ. Другая сторона спрашивает: "Почему нужно ждать?" Насрулла меняет сюжет С начала этого лета Генеральный секретарь “Хезболлы” Хасан Насрулла (Hassan Nasrallah) вынес вопрос доверия к СТЛ и его компетентности на свой собственный суд. В ходе хорошо рассчитанных по времени и ошеломивших Ливан пресс-конференций, он продемонстрировал перехваченные израильские видеозаписи маршрутов передвижения Харири в Бейруте и других районах, сделанные до его убийства. Он также продемонстрировал израильскую съемку фактического маршрута, на котором было совершено убийство (в момент взрыва Харири ехал в колонне машин). Съемка была сделана с разных точек, под разными углами. Насрулла продемонстрировал видеозапись признания "известного" израильского шпиона, признавшегося в том, что он способствовал тому, что сразу после убийства подозрения пали на Сирию. Он также представил информацию о том, что израильский беспилотный самолет находился в небе у побережья Бейрута в течение трех часов до убийства Харири и еще полтора часа после взрыва. Насрулла тщательно и методично, почти гипнотически выстроил контраргументы против вызывающих подозрение доказательств СТЛ, согласно которым члены ”Хезболлы” пользовались мобильными телефонами во время планирования и осуществления убийства. Троянский конь телекоммуникации С начала 2009 года в Ливане было арестовано более 100 предполагаемых израильских агентов, а проникновение некоторых из них в телекоммуникационные сети стало причиной серьезной обеспокоенности в стране. После того, как Израилю не удалось в ходе войны в Ливане в 2006 году уничтожить "Хезболлу", он решил, что главной причиной провала войны стала его неспособность проникнуть в систему связи сил сопротивления. В мае 2008 года, когда, скажем так, сторонники СТЛ в ливанском правительстве распорядились, чтобы “Хезболла” демонтировала свою частную сеть связи, эта группировка захватила на несколько дней Бейрут, чтобы подчеркнуть свое категорическое неприятие это требования. В 2009 году, после нескольких месяцев пост-выборных споров по вопросу формированию нового правительства Ливана одним из главных пунктов раздора было, какая из двух "сторон" получит контроль над министерством связи. Это свидетельствует о том, насколько чувствительным для Ливана является вопрос контроля над системой телекоммуникаций и проникновения в нее. Несколько дней назад министр связи Ливана Шарбель Наххас (Charbel Nahhas) заявил, что Израиль на протяжении «очень длительного периода времени» мог изменять телекоммуникационные данные в стране. Выступая во вторник, 23 ноября на пресс-конференции, он и ряд других ее участников объяснили, что "Израиль установил вдоль границы с Ливаном вышки для ведения электронной войны и может взламывать зашифрованные данные, глушить телефонную связь, просматривать информацию абонентов телесети, и прослушивать их линии». Израиль "контролирует информационный поток и пакеты данных, может войти в сеть, отключить часть ее, передавать информацию или удалять ее". "Они могут сфабриковать телефонные разговоры, которых никогда не было". Израиль может получить информацию о владельцах мобильных телефонов, их местонахождении, номерах и других телефонах. "Через своего человека в (телефонной) компании, агента или каким-либо иным способом в сеть можно проникнуть в любой точке". В свете этих фактов, представляется маловероятным, чтобы "Хезболла", с ранних пор принявшая стратегию срыва попыток противника проникнуть в систему связи, использовала мобильные телефоны для планирования столь громкого убийства. Стороны занимают круговую оборону Итак, сегодня поддерживаемое Западом расследование убийства пятилетней давности, результаты которого благодаря Совету Безопасности ООН могут быть принудительно навязаны, нацелено на единственное успешное движение арабского сопротивления Израилю, а свои доказательства основывает на данных широко уязвимой телекоммуникационной сети Ливана. Хорошо хоть, что это не очень устраивает одну сторону. С тех пор, как в 2009 году СТЛ поменял курс и потерял доверие значительной части населения Ливана, проводимое им расследование, похоже, больше не связано с человеком, которого убили. Это - борьба между двумя региональными "блоками". Не так давно обозреватель англоязычной ливанской газеты “Daily Star” Рами Хури (Rami Khouri) неплохо это резюмировал следующим образом: “По своей сути напряженность между "Хезболлой" и СТЛ является лишь частью более крупного явления современной эпохи, в которой созданные Западом арабские государства не смогла ни стать притягательными, ни завоевать устойчивый авторитет. Поэтому он пришелся на долю таких группировок, как ‘Хезболла”, играющих ведущую роль в борьбе с Израилем и Западом, чего большинство арабских правительств не смогли или не захотели делать. Поэтому мы переживаем сегодня этот исторический и одновременно пугающий момент, когда длившаяся на протяжении века конфронтация достигла решающей фазы. А именно, коллективная воля мира, в котором доминирует Запад (в лице созданного Советом Безопасности СТЛ) вступила в конфронтацию с единственной арабской группировкой народного сопротивления ("Хезболла"), которая вынудила Израиль вывести свои войска (из Ливана), посрамила израильскую армию и вышла за пределы арабизма и исламизма, религиозности и секуляризма, арабов и персов, шиитов и суннитов, а также Ливана с его смешенными христианскими и мусульманскими общинами». Ближний Восток спешит на помощь Чтобы снизить температуру накала, связанного с ожидаемым вынесением обвинения СТЛ, с визитами в Ливане с начала лета побывали все крупные региональные игроки: начиная от обожаемого СМИ за сделанный им взнос в полмиллиарда долларов на восстановление южного Ливана после безжалостной израильской войны 2006 года эмира Катара шейха Хамада бен Халифы Аль-Тани, до сирийского президента Башара Асада, короля Саудовской Аравии Абдаллы бен Абдель Азиз аль-Сауда и иранского президента Махмуда Ахмадинежада. Многие из этих противоположных интересов сошлись, чтобы взять на себя незавидную задачу предотвращения полномасштабного ливанского "кризиса", связанного с СТЛ. Основную роль взяли на себя Сирия и Саудовская Аравия, каждая из которых поддерживает один из противоборствующих ливанских блоков. "Хезболла" поклялась, что она не примирится с обвинениями даже в адрес одного единственного члена своей организации, отвергает обвинения, что она укрывает какие-либо "преступные элементы" и предостерегает против любых арестов. Построенная не на конфессиональной основе ливанская армия, которой американцы выделяют военную помощь, дала понять, что она не будет арестовывать ни одного обвиненного Трибуналом подозреваемого, связанного с “ Хезболлой". С другой стороны, премьер-министр Ливана Саад Харири, сын убитого экс-премьера, не стал отказываться от поддержки СТЛ, хотя он встречался в начале года с Насруллой, чтобы предупредить его о том, в каком направлении движется расследование, проводимое Трибуналом. Харири и другие вовлечены в сирийско-саудовские усилия, направленные на то, чтобы стабилизировать ситуацию. На следующей неделе, вскоре после того, как в среду Бейрут посетит премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган, ливанский премьер должен совершить свой первый визит в Иран. Итог Находясь в Бейруте, нельзя не заметить, что это, прежде всего, западные и местные лидеры кричат о эскалации напряженности. Эта болезнь не затронула пока население Ливана, хотя во время одной из пресс-конференций Насруллы этим летом даже обитатели смешенного в религиозном отношении бейрутского районе Хамра скрылись в своих дома, чтобы послушать последние откровения лидера "Хезболлы". Казалось, что в наступившей в городе тишине можно было услышать, как муха пролетит. Люди внимательно следят за ежедневным словесным пинг-понгом ливанских политических лидеров. Что настораживает, так это растущий интерес к этому Трибуналу со стороны Соединенных Штатов. В октябре месяце, сразу после получившего широкое освещение первого приезда в Ливан Ахмадинежада спешный визит в Бейрут совершил помощник государственного секретаря по делам Ближнего Востока, бывший посол США в Ливане и главное на сегодня действующее лицо в американских махинациях в Ливане Джеффри Фельтман (Jeffrey Feltman). Фелтман, который внешне, а, возможно, если верить слухам о его резких манерах, и поведением напоминает персонаж Майкла Дугласа из боевика 1993 года «Крушение» (Falling Down), словно бульдозер вломился в Бейрут, чтобы заручиться поддержкой Трибунала со стороны ливанцев после мощной демонстрации солидарности с Ливаном, продемонстрированной основными региональными лидерами. Американское шоу не удалось. Фельтману не смог встретиться со всеми, с кем он хотел. Сразу после этого визита США выделили Трибуналу дополнительные 10 миллионов долларов. Как сказал мне один из сотрудников Госдепа, общий финансовый вклад США со времени начала расследования составил 30 миллионов долларов - более четверти добровольных финансовых взносов на содержание Трибунала, сделанных 25 государствами. США явно принимают участие в этой битве, и в последнее время - довольно агрессивно. Они идут даже на то, чтобы вымогать словесную поддержку СТЛ со стороны любого арабского лидера, которого им удается заполучить. Это, если хотите, очень смахивает на иракскую "Коалиции желающих". Но если взглянуть на список тех, кто действительно поддерживает СТЛ - США, несколько западных государств, Израиль, Египет и Саудовская Аравия (хотя последняя может в ближайшее время изменить свою позицию), то среди них не увидишь ни одной страны, которая хоть раз сделала что-то позитивное для достижения суверенитета, независимости и реального прогресса в регионе. Ни разу. Государственный секретарь США Хилари Клинтон недавно заявила: «Американская поддержка суверенного, независимого и стабильного Ливана - непоколебима ... Соединенные Штаты будут продолжать выступать против тех, кто будет подрывать стабильность Ливана и его суверенитет... Мы будем и впредь поощрять силы внутри Ливана и в регионе действовать ответственно и в интересах ливанского народа». Я не уверена, что какое-либо государство за пределами региона сделало БОЛЬШЕ, чтобы подорвать стабильность и суверенитет Ливана, чем Соединенные Штаты. Крестовый поход Фельтмана и Клинтон все больше и больше напоминает эру Буша на Ближнем Востоке. Президент Буш стремился утвердить свое глобальное лидерство путем перекройки региона с помощью кампании "демократизации" в Афганистане и Ираке, безоговорочной поддержки и поощрения израильской военной кампании в Ливане в 2006 году, удара по предполагаемому сирийскому "ядерному" объекту и разрушений в Газе в 2008-2009 годах. Его Госсекретарь Кондализа Райс требовала от Израиля игнорировать призывы к прекращению огня в войне 2006 года, характеризуя бойню, как необходимое зло - "родовые схватки нового Ближнего Востока". Похоже, администрация Обамы не усвоила, что «приручить» находящихся за тысячи километров людей нельзя - их обращенная в будущее "воля" всегда будет превосходить нашу "волю", направленную на то, чтобы сломить их. Трибунал больше не служит идее торжества справедливости. Противопоставлять гибель одного человека жизням четырех миллионов ливанцев и бесчисленному множеству миллионов других людей, которые могут быть застигнуты региональным пожарищем - откровенное безумие. Но и думать, что Ливан и регион в целом могут просто закрыть глаза и игнорировать Трибунал - тоже глупо. Совет Безопасности ООН предоставил расследованию самый высокий статус - Глава 7 Устава ООН, что позволяет международному сообществу навязать его решение, и если нужно, то и военными средствами. Между тем, можно представить себе травму, наносимую ливанскому народу по мере того, как этот суд будет длиться день за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем, сея расколы, трения, подозрения в ущерб молодому правительству Ливана, которое сделало в прошлом году достойные восхищения шаги в пользу поддержания баланса и искусства компромисса. На память приходят дни, когда специальный прокурор США Кеннет Старр (Kenneth Star) проводил расследования в связи с самоубийством помощника советника Белого дома Винса Фостера (Vince Foster) и дело "Уайтуотер" (инвестиции семьи Клинтон в арканзасскую недвижимость). Заканчилось все голубым платьем Моники Левински со следами президентской спермы – вряд ли стоит к этому стремиться. Можно ли верить в то, что этот Трибунал знает, когда надо остановиться? Не думаю. Мы словно стая озверевших псов рвемся вперед, чтобы уничтожить наших врагов в регионе. Эта история может стать нашим “Ираком” следующего десятилетия. А ситуация, бесспорно, усугубится, если в Белый дом в 2012 году придут республиканцы. Как окончить этот «детективный роман», я не знаю. Может быть, попробовать вариант "худны" в духе ХАМАС - любимого решения этой палестинской группировки, направленное на достижение примирения, основанного на долгосрочном прекращении огня, длящегося до тех пор, пока не появится новое поколение или политические партии и местное население дорастут до такой степени политической зрелости, которая позволит добиться настоящего правосудия. http://www.inosmi.ru/asia/20101126/164487996.html