По закону.ru

Юридическая консультация и новости законодательства
Телефоны для консультации:
Москва: 8 (499) 112-30-06
СПб: 8 (812) 409-43-23

Польша на пороге перемен

17.05.2010
С послом Польши в Латвии Ежи-Мареком Новаковским встретились журналисты Latvijas Avīze Волдемарс Крустиньш и Инара Мурниеце. - Прежде всего, хотим выразить соболезнование в связи с трагическим несчастьем. - Благодарю. Используя эту возможность, хочу выразить благодарность всем жителям Латвии. Отклик Латвии на катынскую трагедию был одним из наиболее дружественных в мире. С моей стороны это не слова дипломатической вежливости, а наблюдения бывшего журналиста. Латвия одной из первых выразила соболезнование Польше, и отношение представителей высшего руководства латвийского государства - президента, премьер-министра, министров - свидетельствовало о том, что друг лучше всего познается в беде. - Судьбы Латвии и Польши в этом смысле совпадают, потому что Латвия в начале советской оккупации тоже пережила аналогичную трагедию, когда были расстреляны офицеры латвийской армии. Так что, у Латвии тоже была своя Катынь. - Знаю, что в процентном отношении причиненные советской властью потери были даже больше, чем в Польше, и пострадало большее количество представителей офицеров и интеллигенции, чем в Польше. - Ярослав Качиньский заявил, что будет баллотироваться на пост президента. Что вы можете рассказать о нем нашим читателям? - Я хотел бы подчеркнуть, что сказанное мною это не официальное мнение посла, а мои личные наблюдения как человека, который на протяжении долгих лет принимает участие в политике Польше и знает ее участников. Ярослав Качиньский уже представил документы в избирательную комиссию и начал предвыборную кампанию. Из двух близнецов он старший: родился на 45 минут раньше своего покойного брата. Ярослав Качиньский начал деятельность в политической жизни Польши более 30 лет назад, в 60-е годы он, будучи молодым юристом, в подполье сотрудничал с Комитетом защиты рабочих, позже принимал активное участие в движении «Солидарность», был советником Леха Валенсы. К тому же, Ярослав руководил предвыборным штабом Леха Валенсы в 1990 году. Затем он стал руководителем канцелярии президента и одновременно формировал партию «Соглашение центристских сил». Это была первая в Польше партия, которая основана на основе христианско-демократических идеалов. Это сотрудничество продолжалось до тех пор, пока он ни поссорился с Валенсой. Спор был настолько серьезным, что Валенса уволил и Ярослава, и Леха Качиньского, который, тогда работал в канцелярии президента руководителем Бюро национальной безопасности. С тех пор существовал глубокий конфликт между Лехом Валенсой и братьями Качиньскими. Еще нужно добавить, что Ярослав в 2006-2007 годах был премьер-министром Польши. Говоря об обоих братьях Качиньских, Ярослав еще с начала 90-х годов был главой этого дуэта. Ярослав разработал политические идеи, создал партию. Лех Качиньский был лицом этого дуэта, выходил на политическую сцену, встречался с людьми, выступал с речами. И все же, несмотря на то, что они оба близнецы, оба юристы и так похожи, что многие не были уверены, с кем из братьев разговаривают, в их взглядах были также различия. У Леха Качиньского, который был профессором трудового права и заместителем председателя «Солидарности», были более социалистические взгляды на многие вещи. Ярослав, у которого нет супруги, нет детей, нет банковского счета, стопроцентно отдавал себя политике, и он был больше политтехнологом. Он больше оставался за занавесом, откуда руководил другими. Разрабатывал идеи, составлял программы и оценивал, как они реализуются. - Значит, «серый кардинал»? - Можно так сказать. То, что они были близнецы, позволяло обоим Качиньским в политике немого делить роли. Теперь, когда Ярослав Качиньский остался один, он, можно сказать, даже был вынужден стать кандидатом в президенты. С одной стороны, чтобы сохранить память о своем брате, с другой, - как человек, который хочет сохранить единство своей партии. После крушения самолета, когда погибли ведущие политики партии «Закон и справедливость», партии грозил раскол. С другой стороны, по опросам общества, он единственный кандидат, у которого есть какие-то шансы бороться за президентский пост с маршалом Сейма Брониславом Коморовским. - Из Латвии мы видели Качиньского как творца национальной политики в Польше. Также мы считаем поляков патриотами и национально настроенной нацией, которая придерживается национальных ценностей еще со времен Генриха Сенкевича. - Откровенно говоря, по моей оценке, нет принципиальных различий между взглядами Туска и братьев Качиньских. Их всех можно назвать патриотами Польши. Стратегические цели, которых они хотят достичь, схожие. Но для их достижения они используют разные инструменты. Туск и его окружение хотят реализовать эти цели при помощи диалога с Европейским союзом. А, по мнению Ярослава Качиньского, для Польши очень важно настойчиво защищать свои позиции, потому что, как он утверждает, внутри ЕС происходит процесс ренационализации. Одной и стратегических целей Польши является открытие западных структур в направлении восточных соседей Европейского союза - Украины, Молдовы, Белоруссии. Братья Качиньские твердо декларировали, что необходимо обеспечить продвижение этих государств к западным организациям. Туск говорит то же самое, только другими словами, отмечая: Польше надо формировать диалог с Россией о будущем этого геополитического пространства и ждать полной демократизации в этом регионе. Таким образом, между обеими сторонами нет фундаментальных различий в вопросе о цели, к которой нужно идти, единственно – о способе, как к ней прийти. Туск и большинство лидеров «Гражданской платформы» - это люди, которым близки идеи либерализма. А для Качиньского, можно сказать, самый важный фактор в политике, - это государство. В этой связи он считает, что роль государства в экономике должна быть больше, а либералы считают, что в экономике не нужны такие большие регулирование и контроль. Говоря о внутренней политике, Туск и «Гражданская платформа» выступают за сильные, независимые от центра самоуправления. Качиньский хочет централизации власти в Польше. Также Качиньский чаще смотрит в прошлое: для него точка отсчета – Вторая Польская Республика межвоенного периода. Для Туска и его советников такой точкой отсчета является теория современной экономики и международные организации. - В последнее время в Латвии с интересом воспринимается информация о том, что части польской армии примут участие в параде в Москве 9 мая. - Такое приглашение получено. Лех Качиньский перед гибелью согласился с этим, согласие дал также спикер парламента Коморовский, который пока исполняет обязанности президента. Мы получили подтверждение, что подразделения польской армии прошагают в первых рядах союзников. Вначале - подразделения России, Украины (бывшей Красной армии), а затем, как первые из армий западных стран, – подразделения Польши. По-моему, это одно из многих свидетельств того, что Кремль ищет возможность улучшить отношения с Польшей. Однако важно, чтобы улучшение отношений происходило не только на уровне символических награждений и парадов, но и реально. Большинство польских политических комментаторов признают: очень хорошо, что на психологическом уровне наблюдается улучшение отношений Польши и России. Но это не снимает с повестки дня вопросы, которые касаются будущего Восточной Европы. Это также не отменяет вопрос об энергетической безопасности – не только Польши, но и энергетической безопасности всей Центральной и Восточной Европы. Хорошо, что Россия сделала не один, а несколько шагов навстречу Польше в вопросе о катынском преступлении. Выросло понимание того, почему, на взгляд поляков, их «освобождение» было началом новой оккупации. - Иностранные комментаторы утверждают, что в улучшении польско-российских отношений свою роль, возможно, сыграло то, что в Польше недавно найден газ. - В Польше найден газ, для добычи которого необходимы новые технологии. Так что, это вопрос не сегодняшнего, не завтрашнего, и даже, скорее всего, не послезавтрашнего дня. Пока вопрос поставок газа и вопрос энергетической безопасности в нашей повестке дня на переговорах с Россией находится на очень высокой позиции. Подчеркиваю, это вопрос не только Польши, потому что Польша в этом смысле взяла на себя роль представителя интересов региона. Это самое крупное государство региона, у которого богатый опыт отношений с крупными державами Европы и мира. С этой позиции мы очень твердо выдвигаем вопрос об энергетической безопасности в регионе. Сама Польша угрозы в этом смысле не ощущает, поскольку импортируемый из России газ на 90% используется в химической промышленности, а не как сырье для энергетики. Если, к примеру, Россия перекроет свои газопроводы, Польше придется единственно закрыть четыре или пять заводов минеральных удобрений. В Литве, Словакии, Венгрии и в других местах ситуация сложнее - эти страны очень зависимы от российских газа и нефти. - Насколько нам известно, в школах Польши большое внимание уделяется воспитанию патриотизма и преподаванию истории. В Латвии это слабое место, и здесь историю Латвии хотят заменить историей мира или Европы. По-прежнему идут дискуссии, нужно ли преподавать историю Латвии как отдельный учебный предмет. Как этот вопрос поставлен в Польше? Наша газета резко отреагировала на то, что без финансирования оставлены два исторических журнала и один журнал исторического архива. - К сожалению, в Польше тоже уменьшено финансирование на изучение истории. Мое первое образование и моя первая профессия – историк. Я написал две книги об истории Польши в межвоенный период, также исследовал проблемы, связанные с деятельностью маршала Пилсудского. Так что, история и ее роль в диалоге внутри страны для меня очень важны. Правда, в Польше нет попыток ограничить освоение истории Польши в школе или предложений отказаться от преподавания истории Польши как отдельного предмета. Несмотря на то, что в последние 20 лет роль истории снизилась, для поляков она до сих пор очень важна. В коммунистические времена люди, которые интересовались политикой, зачастую занимались историей. Они начинали изучать историю в вузе, чтобы получить больше понимания о политике. История и исторические аналогии до 1989 года были одной из важнейших тем разговоров о Польше. То, чего нельзя было сказать о событиях коммунистического периода, можно было обсудить при помощи исторических аналогий. Например, известный польский журналист Купущинский в своих книгах «Император» и «Шахиншах», рассказывая якобы о других странах, в подтексте описал механизм тоталитарной власти в Польше. И у людей возникали самые прямые ассоциации с первым секретарем компартии и приближенными к нему. Когда люди читали о польско-российских войнах 17-го века, они находили ответы на вопрос об отношениях Польши с СССР в коммунистические времена, о чем тогда невозможно было говорить открыто. С другой стороны, история и литература после раздела Польши стали почвой для сохранения ценностей народа и восстановления элиты польской власти. В 19-м веке во всем мире начались глубокие социальные перемены – вместо дворянства появились буржуазия и интеллигенция. В Польше интеллигенция появилась благодаря большому интересу людей к истории и литературе. В 19-м веке самые большие дискуссии среди народа Польши были о том, что важнее – народ или государство, и эта тема со второй половины 19-го века стала одним их важнейших факторов для дальнейшего разделения на политические движения. В то время в Польше существовало две исторические школы – Варшавская и Краковская. Варшавская школа акцентировала романтизм, восстание и борьбу за независимость, вторая, которая образовалась в Кракове, – роль государства в жизни народа. - Где в этом разделении находится Сенкевич и его книги об истории? - Ближе к тому крылу, которое говорит о роли народа. Это разделение очень сильно повлияло на события в Польше после восстановления независимости. Самый видный представитель крыла народников Роман Дмовский подчеркивал, что важнее народ, а не государство. Пилсудский, главный представитель крыла государственности, говорил: нет сильного народа без своего государства. http://www.inosmi.ru/baltic/20100506/159766164.html