По закону.ru

Юридическая консультация и новости законодательства
Телефоны для консультации:
Москва: 8 (499) 112-30-06
СПб: 8 (812) 409-43-23

Моя полиция меня бережет

18.08.2010
Текст законопроекта "О полиции" появился в интернете на специальном сайте zakonoproekt2010.ru. Законопроект предлагает фактически ввести в стране принципиально новую правоохранительную систему. "Известия" проанализировали все нюансы этого документа. Самый неожиданный и сенсационный пункт нового закона - это его название. Никакой милиции. Закон - "О полиции". Это президент страны Дмитрий Медведев предложил вернуть милиции ее исконное название - полиция. Первоначальный посыл, казалось бы, ясен: слишком много одиозного связано с термином "милиция". К тому же это не самое точное слово для обозначения профессионалов-правоохранителей. Изначально так называлось вооруженное население - в той же Америке, например. После февральской революции Временное правительство по понятным политическим мотивам заменило царскую "полицию" "народным ополчением, занятым охраной порядка", а в дальнейшем это слово укрепилось и в советском обиходе. Сейчас, получается, возвратились к царизму. Не самый, кстати, худший период в правоохранительной работе. Например, именно тогда, при фактическом отсутствии фототехники, было доведено до совершенства искусство словесного портрета - с описанием характерных примет лица и фигуры. Например, формы мочки ушей, крыльев носа, положения верхнего края уха относительно линии глаз и т.д. Для филеров составлялись индивидуальные карточки "опасных субъектов", которые давали гораздо более полное впечатление о человеке, чем фото. В этом смысле, в смысле профессионализма, пусть будет полиция. С другой стороны, так враз отказаться от привычного слова - не означает ли это как минимум отказа от достижений советской милиции? До уровня которой нынешним правоохранителям еще работать и работать. Да и не наше какое-то слово - полиция. А если вспомнить войну, на памяти о которой выросла немалая часть страны, то уж вовсе неприятные ассоциации возникают... Но, пожалуй, есть один, сугубо прагматический, резон в переименовании. При ликвидации милиции все сотрудники будут, скорее всего, выведены за штат. В полицию же будут набирать заново. Ясное дело, что не всех. Возможно, перспектива быстрого очищения от недостойных и является основной причиной переименования. Кто и как будет оценивать работу полиции Раньше эффективность работы оценивалась по пресловутым "палкам" и процентам. Будет по-другому. В проекте предлагается одним из главных критериев сделать оценку полиции со стороны общества. Правда, так и не ясно, останутся ли количественные показатели. Те самые, ради которых милиционеры обязаны были в каждом последующем месяце раскрывать преступлений больше, чем в предыдущем. А когда реальных преступников не хватало, то жертвами отчетности становились невиновные. Пункта о запрете количественных показателей мы в законопроекте не нашли. И это порождает сомнение в том, что "палки" в ближайшем будущем отомрут. Стремление к открытости, что называется, красной нитью следует по всему законопроекту. Участковых полицейских обяжут отчитываться перед гражданами, проживающими на подведомственной территории. А территориальные органы внутренних дел - перед общественными советами и органами власти. Еще одно новшество, которое поможет наладить диалог полиции и общества, - полицейские будут извиняться за свои ошибки. "Сотрудник полиции приносит извинения гражданину, чьи права и свободы были им нарушены" - так и говорится в статье 9 законопроекта. Презумпция законности Наибольшие споры вызвала так называемая норма о презумпции законности действий полицейских - это пункт 2 статьи 32. Кстати, самого такого термина в законопроекте нет. Вот как звучит этот пункт - "Законные требования сотрудника полиции обязательны для выполнения гражданами и должностными лицами. Требования сотрудника полиции, обращенные к гражданам и должностным лицам, и предпринимаемые им действия считаются законными до тех пор, пока в предусмотренном законом порядке не будет установлено иное". Многие участники обсуждения видят в этом пункте опасность произвола и требуют его исключить. Похожая норма существует и сейчас. С тем только отличием, что исполнению подлежат "законные требования сотрудника милиции". На практике это часто приводит к спорам о том, законно требование или нет. Чаще всего такие ситуации возникают с дорожными инспекторами. Сам не раз тыкал пальцем в Правила дорожного движения, вожу с собой в бардачке комментарии разных милицейских начальников - и, не поверите, иногда это помогает: вместо квитанции об административном штрафе мне с явным сожалением процедят: "Ладно, езжайте". Что же, теперь получается, уж и не поспоришь? И прокурору не пожалуешься. Вроде есть специальная статья о прокурорском надзоре - номер 53. Но в ней бьют "синих мундиров" по рукам: "Вопросы, касающиеся организации деятельности полиции, тактики, методов и средств ее осуществления, не являются предметом прокурорского надзора". Участники обсуждения на сайте считают, что под "методами и средствами" подразумеваются пытки и другие безобразия, а полиция с помощью этого пункта хочет освободиться от "прокуророва ока". И не одобряют этого. Вы имеете право на телефонный звонок? Недовольство вызвала и статья 17 "Формирование и ведение банка данных о гражданах". В ней говорится о том, чьи личные данные полиция имеет право собирать и хранить в информационных банках. Наряду с осужденными, подозреваемыми и обвиняемыми в полицейские базы предлагается включить даже тех, кто всего-навсего совершил административное правонарушение. Неправильно перешел дорогу - вот и готово административное правонарушение. И такой бедолага на законном основании становится объектом сбора информации. Данные о нем могут оказаться в интернете или на CD. Тех, кто совершил административные правонарушения, интернет-обозреватели дружно требуют исключить из перечня "поднадзорных". Едва ли не лучше всего авторам законопроекта удались статьи о применении физической силы и спецсредств. "Запрещается наносить человеку удары палкой резиновой по голове, шее и ключичной области, животу, половым органам, в область проекции сердца, а также многократно наносить удары в одно и то же место. Не допускается применение наручников, а также подручных средств связывания, заведомо влекущее телесные повреждения", - говорится в законопроекте. Что касается разгона демонстраций, то "не допускается применение водометов при температуре ниже нуля градусов Цельсия". Перед применением спецсредств сотрудник должен предупредить потенциальную жертву о своем намерении. То же самое касается и применения физической силы. И напоследок. Уж если назвали полицией, то пусть полицейский, как в американском боевике, обязательно зачитает задержанному его права. Такая обязанность у нашего полицейского тоже предусмотрена, но с послаблением: законопроект разрешает не объявлять, если такие действия затруднены или нецелесообразны. Но обозреватели против таких поблажек: пусть объявляют при любой ситуации. И с этим трудно спорить. Ну и, конечно, знаменитое право на телефонный звонок - его в законопроекте мы тоже не нашли. Дмитрий Медведев: Милиция меняет содержание Отдел политики Дмитрий Медведев фактически с началом своего президентского срока был сторонником радикальной реформы МВД. Очевидно, в Кремле понимали, что без реформы всей правоохранительной системы невозможно реализовать Национальный план противодействия коррупции, принятый 31 июля 2008 года. Более того, сама система МВД в ее нынешнем виде представляет собой коррупционный механизм, сломать который можно только структурными реформами. Действующий закон "О милиции" был принят в 1991 году. Почти за двадцать лет изменились и государство, и общество, и система их взаимоотношений. Многие нормы "милицейского" закона оказались, мягко говоря, неактуальны, а зачастую именно избыточные функции и полномочия провоцировали коррупционное и антисоциальное поведение "служителей закона". "Целый ряд правонарушений, совершенных в МВД за последнее время, получил широкий общественный резонанс и, скажем прямо, сказался на авторитете МВД и его сотрудников", - сказал президент руководству МВД на коллегии 18 февраля 2010 года. Поводом к такой оценке стали ЧП и скандалы, в которых участвовали и участвуют сотрудники милиции (27 апреля 2009 года майор Денис Евсюков устроил побоище в супермаркете "Остров"; 2 августа 2010 года оперативный дежурный УДВ по Слюдянскому району Иркутской области Михаил Лаптев в пьяном виде сбил на пешеходном переходе женщину с ребенком, шестилетняя девочка скончалась на месте, - таких примеров, к сожалению, очень много). Тогда же Дмитрий Медведев выступил с инициативой оптимизации структуры и кадрового состава ведомства. До 1 января 2012 года количество сотрудников МВД должно быть сокращено на 20%. Кроме того, с 2012 года предусматривалось финансирование милиции общественной безопасности только за счет федерального бюджета. Одновременно МВД предписано избавиться от ряда "избыточных и несвойственных" функций - по выдворению из страны иностранцев, проведению техосмотра автотранспорта и содержанию медвытрезвителей. Кстати, после этой коллегии последовал еще один указ президента - в отставку были отправлены сразу 15 милицейских генералов, в том числе два заместителя министра - Николай Овчинников и Аркадий Еделев. Столь масштабных кадровых потрясений МВД не испытывало с советских времен. Но главное - был дан старт работе над новым законопроектом "О милиции". Работу над документом вели Государственно-правовое управление президента, ведомственные структуры, профильные комитеты Госдумы и Совета федерации. Ежемесячно на специальных совещаниях в Кремле "шлифовались" статьи и параграфы будущего законопроекта, оценивалась его финансовая составляющая, прорабатывались последствия применения новых норм. В минувшую пятницу Дмитрий Медведев провел совещание по реформе МВД, которое можно считать финальной точкой в подготовке документа. "На мой взгляд, пришла пора вернуть милиции ее прежнее наименование и именовать в дальнейшем наши органы правопорядка полицией," - предложил президент на совещании. Медведев напомнил, что "милицией" органы правопорядка стали называться уже после Октябрьской революции 1917 года: это название подчеркивало их "народный, рабоче-крестьянский характер - дружинники в погонах". Однако не только название, но и содержание законопроекта президент решил вынести на всеобщее обсуждение. Текст законопроекта появился в интернете на специальном сайте zakonoproekt2010.ru. До середины сентября каждый желающий сможет оставить свои комментарии к нему и высказать пожелания. Одновременно свои замечания можно будет оставить и в популярной социальной сети "Твиттер", в микроблоге президента. Дмитрий Медведев уже пояснил свою инициативу с переименованием. "Переименование милиции в полицию - вещь смысловая. Это переход от советской системы к современной, честной и дееспособной", - отмечает Медведев и добавляет, что "здесь вопрос содержания, а не формы". Заместитель министра внутренних дел Сергей Булавин: Полиция - абсолютно логичный шаг Заместитель министра внутренних дел Сергей Булавин принимал непосредственное участие в подготовке законопроекта "О полиции". О работе над этим документом он рассказал в интервью обозревателю "Известий" Сюзанне Фаризовой. известия: Сергей Петрович, что изменится с переименованием "милиции" в "полицию"? сергей булавин: Это абсолютно логичный шаг. Закон 1991 года "О милиции", даже с учетом многочисленных дополнений и изменений, внесенных в него за последние 20 лет, исчерпал возможности дальнейшего обновления. И когда президент своим указом определил этапы реформирования МВД - первым из них стало создание правовой базы. Настало время сформировать современную систему безопасности. Мы создали оргкомитет, куда вошли практики - юристы, сотрудники МВД, правозащитники, сенаторы, депутаты, адвокаты. Они как раз занялись проработкой нормативной базы. И постепенно пришли к выводу, что функции милиции в России аналогичны функциям полиции в других развитых странах. Во всем мире - защита прав и свобод граждан, борьба с преступностью и охрана общественного порядка - основное направление деятельности полиции. и: Получается, что переименование милиции в полицию - это инициатива МВД? булавин: Это решение президента Российской Федерации. Министерством такой подход поддерживается, поскольку, как я уже сказал, это очевидный и логичный шаг. и: Что положено в основу законопроекта? булавин: В законопроект включены в адаптированном виде нормы ряда международных документов, касающихся полицейской деятельности: Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, Международного кодекса поведения государственных должностных лиц, Декларации о полиции, Европейского кодекса полицейской этики, Всеобщих стандартов борьбы с коррупцией в полицейских ведомствах и органах. То есть правовая база, которая уже успела доказать свою состоятельность, которая опробована, а также исторический опыт построения правоохраны. В основе которых - невмешательство полиции в права граждан. Любой сотрудник правопорядка отныне будет знать - он может вмешиваться в жизнь человека до определенного предела. Дальше начинают действовать права гражданина, нарушать которые нельзя. и: Проблем с финансированием новой структуры не возникнет? булавин: Достойное финансирование - это как раз одна из составляющих реформы. Полноценная полицейская структура может работать только в случае стабильных социальных гарантий. И никак иначе. Поэтому на повестке дня разработка закона о социальном пакете сотрудникам МВД, предусматривающем повышение денежного довольствия, обеспечение жильем и решение других социальных проблем сотрудников. Именно такая схема действует почти во всем мире и помогает избежать коррупции. К 2012 году, одновременно с полным переходом финансирования полиции из федерального бюджета, такой закон начнет действовать. И, конечно, полиция должна быть оснащена по последнему слову техники. Без использования современных технологий работать в ХХI веке довольно сложно. Председатель думского комитета по безопасности Владимир Васильев: Важно, чтобы законопроект активно обсуждался Законопроект "О полиции" - это последовательное движение, которое начал президент, к тому, чтобы наши органы правопорядка обретали облик новой системы, в которой гражданин - главная ценность. Нет ничего дороже населения России, которое своими налогами и содержит милицейских-полицейских. Пока что к законопроекту есть много вопросов, но я надеюсь, они будут сняты в ходе и общественного обсуждения, и дебатов в Госдуме. Вот, к примеру, так называемые избыточные функции. Их же нельзя просто взять и бросить. Кто-то должен их выполнять. Возьмем те же медвытрезвители. Уже в нашей, новейшей, истории принималось решение передать их из МВД в Минздрав. Оно умерло, так и не состоявшись... Или техосмотр. В Твери этим занимаются специальные компании. Наша фракция "Единой России" создала условия, чтобы в городе число таких пунктов выросло, по области их 30, в городе - пять и один передвижной. Разрешили проходить техосмотр в любом из них. Нас поддержал министр внутренних дел. Убрали коррупционную составляющую, появилась конкуренция. Да, сотрудники милиции остались, но они занимаются проверкой транспорта на угон. Правда, численность сотрудников ГИБДД пришлось увеличивать - иначе не могли уменьшить очереди. Важнейшая проблема - финансирование. Государство обязуется предоставить жилье сотрудникам. Есть ли на это средства в бюджете? В некоторых регионах очереди составляют более 2000 человек. А ведь в этом году потребуется потратить - и уже эти деньги тратятся - на жилье для погорельцев. Это, конечно, святое дело. Но я помню доклад министра финансов в Госдуме, он был достаточно пессимистичен и направлен на сокращение расходов. Как в этих условиях искать средства? Что будет в первую очередь профинансировано? Эти вопросы требуют как минимум обсуждения. Что касается идеи переименования милиции в полицию, то мне, честно говоря, пока трудно ее оценить. Я вспоминаю опыт переименования ГАИ в ГИБДД, который ничего, кроме потери, денег не дал. Я бы хотел задать вопрос авторам законопроекта: во сколько это обойдется? Что по-настоящему важно - все эти вопросы будут обсуждаться публично. Население, граждане будут вовлечены в процесс правотворчества. Зампредседателя комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков: Следствию нужен прокурорский надзор Прежде всего хочу отметить крайне неудачное время, которое выбрано для обсуждения столь важного законопроекта. Август - месяц отпусков, да еще и дым, жара вокруг - до того ли людям?! Устраивать открытые дискуссии в такое время - это чистая профанация. Если нам не нужно мнение народа, нам важно только "протолкнуть" закон, тогда, конечно, это идеальный вариант. В прошлом году также летом были открытые слушания по Генплану Москвы, куда почти никто не пришел. Люди были в отпусках и не знали о проведении слушаний. В результате поправок в Генплан было внесено очень мало. Народ просто не успел сказать ничего против строительства гаражей на территории детских площадок. Похоже, то же самое будет и сейчас. Что касается сути, то много существенных недостатков, которые были в прошлой редакции закона, переползли и в новый законопроект. Во-первых, не произошло так называемого сокращения функций. Стремление "хочу везде участвовать" наследуется в этом законе совершенно очевидно. Ну, начиная, например, с вопросов экзаменов, которые должны почему-то везде организовывать МВД. Почему МВД? У нас организовать, что ли, некому? Да, конечно, они могут курировать, контролировать эту схему. Наверное, это надо делать. Но не организовывать и не участвовать. Кто-то скажет, что если не посадить в приемную комиссию милиционера, то все будет более коррумпированно. А я скажу, что нет, наоборот, как раз комиссии, где сидят милиционеры, - наиболее коррумпированные комиссии, потому что они еще делятся с милиционером. Помимо своей непосредственной работы, борьбы с преступностью, у милиции по-прежнему остается куча бумажной работы, в частности, по работе в области охранной деятельности. И почему этим должна заниматься полиция, совершенно непонятно. Но это бы еще можно пережить. Хуже то, что полицию по-прежнему сложно контролировать. Структура так и осталась неотлаженной. По-прежнему отсутствуют элементы парламентского, гражданского контроля за ее деятельностью. Надо устанавливать прокурорский надзор, особенно за следствием. Парламентский и гражданский контроль есть во всех цивилизованных странах, у нас его нет. То, что общественных наблюдателей пускают в "обезьянники", это, конечно, шажочек вперед. Но он какой-то слишком робкий. Этого мало. Народ финансирует деятельность правоохранительных органов, и он имеет полное право знать, что там происходит. И не от тех, кто там работает, а от своих представителей: это депутатский корпус, это гражданское общество. Этим структурам надо давать соответствующие контрольные полномочия. Тогда никто не будет чувствовать себя господом богом - творю, что захочу, и никто меня не остановит, потому что никто не знает, что я там делаю, отгородившись от народа. http://www.izvestia.ru/obshestvo/article3144781/