По закону.ru

Юридическая консультация и новости законодательства
Телефоны для консультации:
Москва: 8 (499) 112-30-06
СПб: 8 (812) 409-43-23

Должникам все простят

29.01.2010
В России около миллиона потенциальных банкротов. Причем не компаний и банков, а самых обычных граждан - тех, кто увлекся кредитами и не рассчитал свои силы. Для них Минэкономразвития разработало особую процедуру спасения. Очень скоро за горе-заемщиков, которые не в состоянии в течение полугода вернуть 50 тысяч рублей и больше, возьмется государство. Законопроект "О реабилитационных процедурах в отношении гражданина-должника", больше известный как закон "О банкротстве физлиц", уже внесен в правительство и, как рассчитывают разработчики, попадет в Думу весной. О том, что ждет должников и почему у нас их не будут называть банкротами, корреспонденту "Известий" Анастасии Савиных рассказал один из авторов законопроекта, глава департамента корпоративного управления МЭРа Иван Осколков. известия: Слово "банкрот" в российском сознании имеет ярко негативную окраску. Это справедливо? иван осколков: В чем для человека минус в ситуации, когда он не может платить, я не понимаю. Мне кажется, там одни плюсы. Для должника - это способ зафиксировать долги и по прозрачной процедуре под судебным контролем разбираться с ними дальше. Кредитор, в свою очередь, понимает, что не набегут его коллеги и не заберут у должника последнее. То есть в конечном итоге он хоть что-то получит. По той же понятной прозрачной, прописанной процедуре. и: И все же законопроект, являясь по сути законодательным актом о банкротстве физлиц, избегает термина "банкротство"... осколков: Да, законопроект называется "О реабилитационных процедурах в отношении гражданина-должника". Такая терминология нацелена на сглаживание социального эффекта, чтобы у людей не было паники: "Я - банкрот, жизнь кончена". Я считаю, что надо всем вместе - и законодателям, и общественности, и СМИ - работать над исключением негативных эффектов, которые по сути прячутся только в словах. Все дело в правильной подаче. и: Психология тоже учитывается? Я имею в виду, что к физическому лицу априори необходимы более мягкие подходы. осколков: Разумеется. Должник - физическое лицо - это не тот, кто занимался бизнесом и осознанно брал на себя помимо бизнес-рисков еще и финансовые риски. Он брал на себя риски в связи с потреблением. А процесс потребления должен быть максимально защищен. Это норма, которая напрямую в Конституции не прописана, но, если хотите, она оттуда вытекает. Вот почему наша главная задача по максимуму использовать реабилитационный потенциал, то есть все шансы, которые есть для того, чтобы помочь человеку перейти из неудачной финансовой фазы в новую ситуацию. Собственно, это идеология, в которой мы написали законопроект. и: Если все будет так хорошо, то не начнут ли должники в России использовать новый закон для злоупотреблений? Взял кредит, отдал теще и обанкротился... осколков: Мы исходим из презумпции добросовестности как должника, так и кредитора. Мы не должны выстраивать какие-то сложные законодательные конструкции только исходя из того, что люди, получив инструмент, начнут обманывать друг друга или кредиторов. Нет, ни в коем случае. Это просто неправильный, порочный подход и тупиковый путь. В итоге мы придем к набору запретительных шагов, которые только нам навредят. Хотя, конечно, должна быть предусмотрена и защита от недобросовестности. Мы настаиваем на том, что доказанная недобросовестность должна приводить к возникновению ответственности. Причем провинившийся гражданин должен отвечать соразмерно со своими прегрешениями: в разных случаях - от лишения права использования процедуры реабилитации до уголовного преследования. и: Почему же законопроект разрабатывается уже несколько лет? осколков: Нужно снять еще несколько спорных вопросов. и: Например? осколков: Например, правительство не может поддержать законопроект, если не понимает, какие расходы дополнительно лягут на федеральный бюджет. И здесь у нас есть совершенно обоснованное замечание Минфина о том, что мы точно не пишем, каковы будут расходы. Хотя это вопрос не только к нам, но и к высшему арбитражному суду. Поскольку именно в арбитражных судах будут рассматриваться такие дела и соответственно дополнительная численность сотрудников этой системы готовится и обосновывается этой организацией. и: Так на какой же стадии законопроект сейчас? осколков: Проект сейчас в правительстве, и это в первый раз за историю его разработки. Так что он далеко сейчас продвинулся вперед относительно того, где был раньше. На доработку в рамках правительства много времени уже не нужно. Это месяцы. Думаю, что в начале 2010 года он будет рассмотрен и по нему будет вынесено решение о внесении в Думу. и: Сколько людей нуждается в процедуре реструктуризации долгов? осколков: Есть информация Службы судебных приставов. Так, по состоянию на середину 2009 года в исполнительном производстве было более 860 тысяч задолженностей физических лиц только перед банками более чем на 150 млрд рублей. Есть показатель просрочки по банковским кредитам. На декабрь 2009 года банки рапортовали о просрочке кредитов, выданных физическим лицам, на сумму около 250 млрд руб. Но есть еще налоги, есть займы неформализованные, когда люди дают взаймы друг другу через расписку. Это с одной стороны. С другой стороны, может быть много задолженностей, которые без переключения на реабилитационные процедуры будут просто погашены. Должники найдут возможность вернуть долг. Да и далеко не по каждой просроченной и даже доведенной до исполнительного производства задолженности реабилитационные процедуры или взыскание через процедуры несостоятельности экономически оправданы как для должника, так и для кредитора. У нас нет точных расчетов, но мы понимаем, что вала дел не будет. Это, наверное, будет несколько тысяч дел. и: Набросайте "портрет" того, для кого пишется законопроект. осколков: Может прозвучать несколько цинично, но делается законопроект не столько для людей, которые в итоге воспользуются этим инструментом, сколько для того, чтобы в понимании всей потребительской массы заемщиков создать уверенность. и: Какие долги можно реструктурировать таким образом? осколков: Абсолютно любые за минимальным исключением. Алименты нельзя, например. Это долг, от которого зависят жизнь и благополучие детей. В этом смысле они выводятся из-под реструктуризации. и: Какова должна быть сумма задолженности, чтобы человек мог претендовать на реструктуризацию? осколков: Сложный вопрос в том смысле, что есть очень много мнений на этот счет. В Англии это 300 фунтов. Это на наши деньги 15 тысяч рублей. Хотя есть предложения эту сумму увеличить, и у нас в законопроекте стоит 50 тысяч рублей для физических лиц, для юридических - 100 тысяч, а если это субъект естественных монополий, то для него 500 тысяч. Мне кажется, что это достаточно гуманно. и: А в чем гуманизм? осколков: Давайте условно увеличим порог до 300 тысяч рублей. А у человека долг 290 тысяч. и что ему делать? Но надо учитывать еще срок неоплаты задолженности - у нас это 6 месяцев. И помнить и о кредиторах. Потому что кредитор кредитору рознь. Для какого-то кредитора, может, и 50 тысяч рублей деньги. И не платя ему и не идя на банкротство, заемщик его ставит в сложную ситуацию, потому что у кредитора ведь тоже могут быть свои кредиторы. и: То есть полугодовая задолженность на сумму свыше 50 тысяч рублей может стать поводом для обращения в суд той или иной стороны? осколков: Именно так. и: На какой срок рассчитана процедура реструктуризации? осколков: Мы надеемся, что будет до 5 лет. То есть можно будет принять план реструктуризации своих долгов на срок до 5 лет. и: Сейчас сумма фиксированная. Но у нас есть такая штука, как инфляция. Может быть, нужен механизм индексации? осколков: Инфляция же только уменьшит эту сумму долга в терминах покупательной способности, правильно? А чем меньше сумма, тем лучше. За 1 рубль, конечно, процедуру реабилитации запускать бессмысленно и экономически нецелесообразно. Но я бы нынешнюю планку еще снизил. А вообще, если смотреть на общую законодательную практику, у нас такие суммы, как правило, фиксируются в тысячах рублей, и потом, если приходит время, которое ставит под вопрос обоснованность этой суммы, просто принимаются поправки. Есть, конечно, нормы, которые отсылают нас к МРОТу. Но нам важно, чтобы людям все было предельно понятно. Когда в законопроекте написано 50 тысяч рублей - это всем ясно. А когда там написано 13,5 МРОТ - это сколько? и: Когда дело может дойти до распродажи имущества? осколков: Тогда, когда реабилитационный потенциал уже исчерпан. Или если его не было. Вообще, все начинается с того, что вводится конкурсная процедура. Но должник может сказать кредиторам: "Я составил план, и в соответствии с этим планом я буду гасить в течение 5 лет равными частями ваше требование. Для этого я продам часть имущества, у меня есть зарплата". Постоянный доход - это обязательное требование, кстати. Кредиторы посмотрели на план и говорят: "Нет, мы не согласны, мы хотим, чтобы имущество этого человека было продано немедленно и сумма поступила в наше распоряжение". А дальше уже суд смотрит, все ли обосновано в плане, который предложил заемщик. Если да, то этот план не должен нарушать интересов кредиторов: они должны по плану получать больше того, что получили бы, распродав имущество должника. Но у должника может не быть возможностей для реабилитации, и если суд это подтвердит, тогда имущество будет распродано. Или, если должник не исполняет план и суд подтверждает неисполнение, тоже вводится конкурсное производство, и имущество продается. и: После прохождения процедуры реабилитации человек ничего не должен кредиторам? осколков: Да. Причем это происходит что в позитивном сценарии, когда выбранный план реабилитации исполнен, что в негативном сценарии, когда план не исполнен и реализовано имущество. Суд подтвердил, что должник больше не может платить, что он продал свое имущество и долги, какие можно было оплатить, оплатил. Кредитор тоже видит, что с этого заемщика больше ничего не взять. Ну что с ним делать? В долговую яму сажать? Хотя на самом деле кто виноват больше - не знаю. Кредитор должен быть добросовестен в выборе должника. А если кредит был навязан не осознающему последствий заемщику и кредитор не утрудил себя минимальным анализом платежеспособности и рисков, логично, что долг будет списан. Есть альтернатива, когда должник в соответствии с планом прошел реабилитационные процедуры. То есть рассчитался - частично своими доходами, частично своим имуществом - и банкротом не объявлен. Вот это действительно фреш-старт. Для человека это выход из сложной ситуации фактически без последствий, если не брать в расчет расставание с частью имущества. Мы именно на это нацеливались. И это то, самое важное, что мы и хотели привнести сейчас в законодательство. Потому что очень часто, и в связи с кризисом эта проблема обострилась, люди теряют платежеспособность временно. Поэтому если есть хоть один шанс рассчитаться, нужно дать инструментарий человеку, чтобы он мог этот шанс использовать. Уверенности это прибавит. http://www.izvestia.ru/economic/article3137465/